Трудно писать о том, чего фактически нет – об украинской промышленности. Крупной, по крайней мере

Подавляющее большинство знаменитых украинских брэндов – «Южмаш», «Антонов», «АвтоЗАЗ», Николаевский судостроительный завод и многие другие – или фактически прекратили своё существование, или номинально числятся в списке живых, но не подают признаков жизни.

Химическая промышленность (для которой нужен газ, желательно дешёвый) умерла. Украина, которая всегда экспортировала те же удобрения, уже пару лет закупает их за границей (что дороже, но майданутым всё равно).

В металлургии ситуация ненамного лучше. В частности, отрасль испытывает серьёзные проблемы из-за дефицита металлолома, который евроукраинцы наловчились продавать не отечественным предприятиям, а за рубеж.

Оставшееся производство крупным назвать язык не поворачивается. О том, чем крупное товарное производство лучше мелкого (эффективнее, оптимальнее и выше норма прибыли), надеюсь, всем известно? Так вот, на Украине об этом никто не в курсе.

Официальная статистика Украины вообще перестала оперировать абсолютными цифрами. В отчётах Госстата фигурируют только проценты, причём расчёты производятся в гривнах без учёта инфляции, а результирующие показатели приводятся «с учётом сезонных колебаний, поправкой на количество выходных дней и високосный год». А ещё «без учёта некоторых территорий» и помноженные на коэффициент свидомости.

Но даже после всех этих хитрожёлтых манипуляций Госстат Украины вынужден констатировать падение промпроизводства.

Как я уже говорил, абсолютных цифр в открытом доступе не найти. Но даже имеющиеся данные весьма красноречивы.

Вот, например, индекс промпроизводства Украины (месяц к месяцу, нарастающим итогом).

Меня могут спросить, за счёт чего же тогда Украина держится на плаву. А она не держится, она тонет.

За три первых месяца 2018 года негативное сальдо торгового баланса составило почти 2 миллиарда долларов. Около 500 миллионов с ЕС, свыше 1,2 миллиарда с Россией, и ещё по мелочи с остальными странами.

Главный союзник и любимый хозяин, США, недавно отменили беспошлинный ввоз 155 наименований украинских товаров на свой рынок. Там и так был мизерный оборот, но хозяева решили убить и его.

Почти два миллиарда за три месяца – это около восьми миллиардов долларов дефицита торгового баланса за год. То есть 10% от ВВП или 23% от госбюджета Украины.

Чтобы это компенсировать – придётся снова забираться ещё глубже в долги. Кстати, вы видите очередь из желающих дать режиму Порошенко в долг? И я не вижу. А она есть. Наверное.

Ирак, Афганистан, Ливия, Грузия, Украина – везде, куда приходят американцы, диагноз один – страны оказываются отброшены на доиндустриальный уровень развития.

Александр Роджерс, специально для News Front