Прошедшие параллельно саммиты ШОС и G7 заставили мир невольно сравнить итоги деятельности команд Востока и Запада

Очередная встреча лидеров Центральной Азии и их соседей по региону — то есть саммит ШОС в Циндао (Китай) — в очередной раз ставит вопрос: насколько жизнеспособна организация, в которой участвуют и сверхдержавы, и страны поменьше?

Шанхайская организация сотрудничества всегда имела эту проблему. Она создавалась по принципу сэндвича: большие Россия и Китай — и страны Центральной Азии между ними.

А тут, впервые, к команде присоединилась громадная Индия (и более скромный по весу Пакистан) — в качестве полноправных членов организации. Кто от этого выиграл? Не оказались ли интересы центральноазиатских стран в тени тяжеловесов, имеющих свои сложные отношения, не причиняет ли эта ситуация ущерб интересам прочих членов?
Итоги саммита ШОС в Циндао

Для начала, результаты саммита — и оглашенные там результаты года работы ШОС — говорят сами за себя. Согласованы и подписаны 17 документов, необходимых для дальнейшей интеграции экономик стран-членов.

Здесь напомним, что невозможно подсчитать непосредственный экономический результат работы ШОС как организации. Потому что невозможно понять, что было бы, если бы не было ШОС.

И так же невозможно оценить, случились ли бы многочисленные двусторонние проекты (например, по линии Казахстан — Китай, но также и по прочим парам государств), если бы ШОС не создавала общую атмосферу стабильности и предсказуемости в сложном и полном споров регионе.
Итоги параллельного саммита G7 в Квебеке

Но что касается геополитики, то так совпало, что саммитов на минувшие выходные было два. Одновременно с «большим Востоком» в Циндао заседал «большой Запад» — G7 в Квебеке, Канада. И тут невозможно было не порадоваться тому, что мы, члены ШОС, оказались в нужном месте в нужное время.

Перед Квебеком, напомним, выявилось несколько линий раскола в «семерке», в том числе по вопросу ее усеченного состава.

«Россия должна быть на встрече, почему мы проводим встречу без России?» — неожиданно высказался президент США.

«Понимаете, нравится вам это или нет, и это может прозвучать неполиткорректно, но в наших руках — управление миром», — сказал он. И получил поддержку премьер-министра Италии Джузеппе Конти, но вызвал яростное сопротивление лидеров Германии и Канады.
«Восьмерка» ШОС обогнала «семерку» G7 по ВВП

Но если бы даже Россия в лице президента Владимира Путина получила приглашение в Квебек, Путин не стал бы туда отправляться просто потому, что у него был свой саммит, где также вопрос стоял об управлении миром. В Квебеке — «семерка», в Циндао — «восьмерка».

Запад ругался не только по поводу России. Главная проблема «их» саммита называлась торговой войной — США против всех. В Циндао все было ровно наоборот. Полное единодушие по вопросу о том, что санкции и запретительные таможенные тарифы у нас не работают, они — не наш метод.

Возможно, самый интересный из результатов многих лет работы ШОС стал известен как бы случайно. На итоговой пресс-конференции президент России Владимир Путин как бы вскользь, отвечая на вопрос, упомянул, что вообще-то совокупный ВВП стран ШОС больше, чем у G7 (если считать по паритету покупательной способности валют). Так что любой из членов ШОС может сегодня говорить, что состоит в самом мощном по объему экономики международном клубе.
Индия в ШОС как сенсация

И еще несколько слов по поводу геополитики, особенно связанной с появлением в этом году в ШОС нового участника — Индии. Российско-индийско-китайская дипломатия накануне Циндао и на самой встрече оказалась фактически сенсацией.

Речь, по сути, о виртуозной активности премьер-министра Индии Нарендры Моди по выстраиванию ровных отношений со всеми центрами силы в мире. Прошлым летом был индо-китайский пограничный конфликт в Докламе (в Гималаях). Далее Индия присоединилась к альянсу «Австралия-Япония-США», и стало казаться, что азиатский гигант будет участвовать в нарастающем давлении на южные морские границы Китая — вспомним недавний очередной инцидент между ВВС и ВМС США и Китая в Южно-Китайском море.

В «крене на Запад» была своя логика — переговорные позиции страны должны быть сильными, зубы надо иногда показывать, хотя бы в улыбке. Но дальше были два саммита перед нынешним саммитом в Циндао. То есть Моди сначала попросил о неформальной встрече главу Китая Си Цзиньпина в городе Ухань, а потом приехал к Владимиру Путину в Сочи. Во всех случаях речь шла об общем смысле внешней политики трех держав.

По итогам двух неожиданных встреч Моди на минувшей неделе выступил на ежегодном форуме по азиатской безопасности в Сингапуре (известном под именем «Шангри-Ла»), где довольно ясно заявил о своей нейтральной, балансирующей позиции во всех военно-морских играх у китайских границ.

А по поводу смысла отношений в треугольнике Дели — Пекин — Москва индийские аналитики высказались так: «Индии нужна Россия для поддержания стратегического мира с Китаем, чтобы гарантировать индийский геополитический подъем… Россия может служить для Индии мостом стабильности с Китаем. Более того, Россия может помочь Индии стать крупной державой, и это еще одна причина для того, чтобы Индия твердо держала руку Путина».

И — на контрасте — в день завершения саммита ШОС стало известно, чем кончился саммит «семерки» в Канаде. С него ушел, не дожидаясь окончания, Трамп. И не стал подписывать итоговый документ.

Давайте вспомним, что в ШОС сколько угодно споров и расхождений между большими и малыми странами. Но никто не хлопает дверями. ШОС как переговорная площадка смягчает любые противоречия. И поддерживает общие принципы и правила игры в регионе. А именно такие: споры должны решаться дипломатией, торговля должна идти к общей выгоде, санкциям и торговым войнам здесь не место.

Дмитрий Косырев, Sputnik