Игры с «Новичком» не спасают премьера Великобритании

Как и следовало ожидать, Россию обвинили в гибели от «Новичка» подданной Великобритании, которая скончалась в больнице. Министр обороны Соединенного королевства Гэвин Уильямсон, который ранее предлагал России заткнуться и уйти, заявил о причастности Москвы к новому отравлению. Опять же, все тем же нервно-паралитическим веществом, но теперь в Эймсбери. И снова потребовал от мирового сообщества решительно осудить Москву. Осудить, разумеется, на основе крепкого и безапелляционного доказательства — «хайли лайкли». Теперь это тренд, хайп и новые представления о правосудии.

Много было грустных шуток о том, что так называемая «свободная западная пресса» стала продуктом реинкарнации ядреного советского агитпропа, а легенда о правах человека рассыпается на глазах после преследований Сноудена и Ассанджа. Про Гуантанамо и тюремные сроки российских граждан даже вроде и неприлично вспоминать.

Теперь это новая реальность, но беспокоит западных и некоторых российских правозащитников судьба украинских граждан, которых приняли русские спецслужбы на территории России со взрывчаткой или с другими гуманными предметами того же рода.

МИД России, конечно же, призвал Британию прекратить интриги с химическими отравляющими веществами. Но вот как остановить химическую «пьянку», когда уже побежали за «добавкой» и закуски еще хватит на расследование отравления собаки Баскервилей, безвременно погибшей от русских агентов в Девоншире.

Тем временем начали приносить плоды приватизации Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) англосаксами. Постоянный представитель России при ОЗХО не раз уже констатировал, что коллеги по организации будто бы не слышат, что им говорят представители России в ответ на серьезные обвинения.

Союзники Великобритании повторяют, как заклинания радикальных сектантов, тезисы, что Москва должна сотрудничать с Лондоном в расследовании инцидентов. Россия же с самого начала безуспешно пытается достучаться до Британии, предлагая полное содействие в расследовании. Причем не просто готова к сотрудничеству, а неоднократно заявляла, что сама заинтересована в раскрытии этого неоднозначного дела.

На фоне дела отравителей правительство Терезы Мэй покинуло несколько министров, последними из которых на текущий момент стали министр по вопросам Brexit Дэвид Дэвис и легендарный британский химик Борис Джонсон.

Заслуги бывшего министра иностранных дел Великобритании трудно переоценить. Его недюжинные познания в теме боевых отравляющих веществ, безусловно, сыграли не последнюю роль в создании медийной шумовой бомбы. На какое-то время правительству Терезы Мэй удалось-таки отвлечь внимание подданных британской короны от темы Brexit. Ведь переговоры с Евросоюзом о разводе пока не сулят Соединенному королевству радостного гешефта.

Отставка политически ярких министров, которые играли не последнюю роль в истории с Brexit и будущим Великобритании, вполне может оказаться тем самым звоночком, что время пребывания Терезы Мэй на посту премьера начало обратный отсчет. Оппозиция в парламенте явно не упустит шанс отыграть в свою сторону все оплошности или некомпетентность нынешнего правительства.

А пока на фоне заявленного желания премьера Великобритании посетить матч сборной Англии в России, о котором сообщили СМИ, и раздрая в правительстве по разделу имущества при разводе с ЕС запущен второй акт химической трагедии.

Это действительно трагедия, потому что есть жертвы. По крайней мере, они официально заявлены. Беда и в превращении ОЗХО в редакцию программы «Песни по заявкам исключительных радиослушателей».

Если допустить, что британские спецслужбы никаким образом не причастны к режиссуре событий Солсбери и Эймсбери, то при отсутствии и намека на доказательства причастности России они могут проглядеть реального отравителя.

Возвращаясь к вопросу, что же скрывает под бикини Тереза Мэй. Это пока остается тайной для общественности. Премьер Великобритании не следует тренду сетевой транспарентности. Она еще ни разу не обнажилась в поддержку ни сборной Англии, ни Brexit, ни даже в защиту русской кошки Масяни, которая одна в чужой стране ищет спасения от крематория в Портон-Даун.

Все-таки напрасно Тереза Мэй соблазнилась розыгрышем химической карты в контексте Brexit. Говорят, что есть старинная поговорка в Портон-Дауне, что «Новичок» на переправе не применяют.

Василий Амирджанов, Правда.ру