Перспективы украинской электроэнергетики весьма туманны. Это отнюдь не предел: продолжающаяся деиндустриализация и депопуляция

В ходе состоявшегося 8 декабря Энергетического форума Литвы и Украины в Вильнюсе литовский министр энергетики Жигимантас Майчюнас заявил, что Литва готова консультировать Украину в вопросе закрытия атомных станций. Действительно, заложенный в «преступное» советское время запас прочности энергоблоков украинских АЭС иссякает, потому их вывод из эксплуатации является делом лишь времени, а не принципа. И кому, как не Литве, консультировать Украину в данном вопросе, учитывая, что официальный Вильнюс к 2009 году полностью остановил Игналинскую АЭС, что было одним из условий членства в ЕС. После чего Литва из нетто-экспортера электроэнергии превратилась в нетто-импортера, но это уже совсем другая история.

В то же время в Белоруссии в нескольких десятках километров от Вильнюса сооружается Островецкая (Белорусская) АЭС, что вызывает протесты литовского правительства. Ввод первого энергоблока планируется в 2019 году, второго — через год. Примечательно, что президент Александр Лукашенко в ходе II Съезда ученых пригласил на работу на БелАЭС бывших сотрудников закрытой Игналинской АЭС. «В Литве закрылась Игналина, и тысячи людей выброшены на улицу», — сказал Лукашенко, отметив, что это специалисты высокой квалификации, и Минск может трудоустроить их по специальности.

Очевидно, что об отъезде через несколько лет придется задуматься и украинским инженерам-атомщикам. К примеру, в соседнюю Венгрию и Турцию, где к моменту окончания проектных эксплуатационных сроков блоков отечественных АЭС (до 2025) будут введены в эксплуатацию АЭС «Пакш-2» и АЭС «Аккую» соответственно. А ведь до известных событий 2014 года украинские атомщики могли смотреть в будущее куда более уверенно, но пришедшая на волне Евромайдана «команда реформаторов» ожидаемо денонсировала договора с «Росатомом» о достройке двух блоков Хмельницкой АЭС и о сооружении завода ядерного топлива под Кировоградом (чья проектная мощность должна была составлять 800 тепловыделяющих сборок в год при нынешней потребности Украины в 600 единиц).

В целом, перспективы украинской электроэнергетики весьма туманны. Сокращается внутренний рынок — в период 2013-2016 производство электроэнергии упало на 15% (до 164 млрд кВт/ч). Притом это отнюдь не предел: продолжающаяся деиндустриализация и депопуляция и впрямь помогут выполнить озвученный план вице-премьер-министра Геннадия Зубко о сокращении вдвое энергопотребления через 3-5 лет (примечательно, что объем Фонда энергоэффективности в 2018 составит максимум 1,2 млрд грн против 71 млрд грн на субсидии). Что ж, выбранный политэкономический курс под названием «аграрная сверхдержава» имени Джеффри Пайетта не предполагает наличия существенных энергетических мощностей. Помимо изношенности основных фондов АЭС, обеспечивающих порядка 60% выработки электроэнергии в стране, не менее изношенными являются ТЭС, построенные в 50-80-ые годы прошлого столетия (за годы независимости не построено ни одного блока ТЭС).

В перспективе практически полностью будут утрачены экспортные возможности: Венгрия (экспорт в эту страну в 2016 году составил 3 млрд кВт/ч) и Белоруссия (в 2015-2016 годах экспорт не осуществлялся) будут иметь собственные АЭС, а намерения НЭК «Укрэнерго» до 2025 года интегрироваться в европейскую сеть системных операторов передачи электроэнергии ENTSO-E могут привести к утрате возможностей экспортировать «свет» в страны ЕС из-за отсутствия «зеленых» сертификатов (кроме того, для интеграции в ENTSO-E нужно будет потратить до $1 млрд и выйти из объединенной с РФ энергосистемы). Заметим, что только в период 2014-2016 экспорт электроэнергии сократился вдвое — с 8 млрд до 4 млрд кВт/ч.

Все вышеуказанное позволяет говорить о том, что отрасль ожидают неизбежные сокращения персонала, а посему желающим продолжать работать по специальности энергетикам уже сейчас необходимо задумываться о «путях отступления».

Этот же тезис относится и к работникам оператора отечественной газотранспортной системы «Укртрансгаз» («УТГ»), чей трудовой коллектив ныне насчитывает 23,4 тыс человек. Если все планы Москвы по строительству обходных газопроводов будут реализованы, ежегодный транзит «голубого топлива» через территорию Украины может сократиться до 10-20 млрд кубометров. Кстати, в ходе сентябрьского форума YES глава НАК «Нафтогаз Украины» Андрей Коболев признал, что в связи с прокладкой «Турецкого потока» Украина теряет южную ветку ГТС. Следовательно, содержать нынешнее количества персонала «УТГ» будет не в состоянии.

В принципе отъезд высококвалифицированных специалистов в связи с упрощением структуры украинской экономики стал огромной проблемой в последние годы. Врачи востребованы в странах ЕС, инженеры и ученые уезжают в РФ, химиков готовы приютить даже в Алжире. В очередной раз приходится задаваться вопросом: теоретически высокотехнологическую промышленность можно восстановить, но останутся ли в стране необходимые кадры для работы в соответствующих отраслях?

Впрочем, все это и есть настоящая декоммунизация, которую так горячо приветствовали активисты Майдана.

Денис Гаевский, РИА Новости Украина