Война в Донбассе ведь когда-то непременно закончится. И тогда на повестке дня новыми свежими красками заиграет вопрос «А что же делать с этой Украиной?». С возбужденной, разваливающейся, агрессивной, деградирующей, пропитанной нацистскими идеями территорией и ее людьми… Украина и значительная часть ее общества серьезно больны, в том нет сомнений. Здесь нужны действенные методы лечения.


Наглядный пример санации

В истории человечества есть яркий пример, когда международное сообщество согласилось с тем, что некая страна серьезно хворает, и для ее же пользы надо провести глобальную санацию. Речь идет о Германии. В 1945 года союзники запустили в своих зонах оккупации режим денацификации. Проще говоря, стали планомерно уничтожать все, что связано с нацистской идеологией в различных сферах: в экономике, политике, культуре, прессе, юриспруденции и так далее.

Если честно, глядя на все это с позиций времени, приходишь к выводу, что проведена денацификация была не вполне успешно, половинчато, с оговорками и массой щелок и укромных ниш, где вирусы нацизма могли схорониться и отлежаться до времени. Но лучшего прецедента из опыта человечества подобрать как-то не получается. У кого есть пример удачней, благоволите поделиться.
Что немцу хорошо, то украинцу просто здорово

Украине немецкий вариант очищения подходит по нескольким статьям. Прежде всего, киевский режим ничего умнее не придумал, как взять на вооружение фашистские наработки прошлого века, неуклюже прикрыв их вышиванками и веночками. Конечно, это убогий, хуторской эрзац-нацизм, но, вместе с тем, такое явление растет от одного корня с гитлеровской идеологией. Просто еще и мутирует. Подходят и масштабы бедствия. Снова-таки, с поправкой на время и географию.

Когда паникеры заламывают руки, мол, что же можно с этакой Украиной поделать, когда там массовое помешательство, я знаю что им ответить. Да, помешательство имеется, но не до такой степени всеобъемлющее, как это может показаться, когда смотришь картинку по телевизору. Инициативу на Украине захватило агрессивное, горластое, наглое, но меньшинство.

Когда денацифицировали Германию, там одних только членов НСДАП (Национал-социалистическая рабочая партия Германии — Прим. ФАН), прилегающих к данной партии молодежных, женских и прочих движений было за 10 миллионов особей.  А сколько беспартийных, но активно или пассивно сочувствующих? И ничего, худо — бедно, но и такую людскую массу удалось как-то упорядочить.
Секта Бандеры «Лучезарного»

Не думаю, что на Украине найдется 10 миллионов оголтелых прыгунов майданных, маньяков-карателей и адептов секты Бандеры «Лучезарного». Их куда меньше. С костяком надо будет поработать, несомненно.

Ядро из психопатов и циничных жуликов придется изолировать от общества. Остальные прозреют даже быстрее, чем вы себе представляете. Вот увидите, как многие узнаваемые активисты и ветераны движения оперативно сменят вышиванки на косоворотки. Например, переход от георгиевской ленточки к трезубцу прошел у них молниеносно. Политической гибкостью обладают удивительной…

Между прочим, в 1945 году, это уже после всего, что немцы натворили в мире, и ответного удара, который был отнюдь не слабым, половина населения Германии полагала, что национал-социализм был хорошей идеей. Просто его не вполне удачно воплотили в жизнь. Вот с таким материалом приходилось работать денацификаторам прошлого века. Но украинский нацизм — и идея плохая, и реализованная самым уродским образом. Не берусь дать процентные показатели, но дерзну утверждать, что очень многим на бывшей Украине это очевидно — правда.
Свалка истории готова принять

Денацификация начинается с уничтожения адской символики. Так было в Германии, так и на Украине будет. Смена дурацких названий улиц, вроде Адольф Гитлер — штрассе или проспект Шухевича. Утилизация свастик, кровавых рун и трезубцев, знамен, орденов и тому подобной атрибутики, которая останется разве что у торговцев историческим побрякушками на «блошиных рынках».  Гимн, герб — с этим все понятно. Название «Украина» себя дискредитировало, место ему на свалке рядом с «Третьим Рейхом».

Но это только макушка айсберга, разумеется. Символика в идеологии важна, но это не самое главное. Люди, носители мировоззренческих принципов, — вот основная цель денацификации. Борьба идет не за значки, а за умы.

В Германии союзники разбивали всю публику на категории. В разных зонах оккупации были свои нюансы, но, в общем и целом выглядело все примерно так:

— главные обвиняемые (военные преступники);

— обвиняемые;

— второстепенные обвиняемые;

— соучастники;

— невиновные.

Соответственно, по мощам и елей. Кстати, любопытные термины и определения фигурировали тогда в директивах. Например, «активный нацист», или «фанатично симпатизирующий нацизму», или «номинальный нацист»… На Украине понятийный аппарат нуждается в уточнении. Тут могут быть «циничный бандера», «фанатичный укроп» и «ситуативный подносчик кастрюль»…

В украинском случае, скорее всего, главные преступники до суда не доберутся. Или сердчишко прихватит, или успеют под покровительством зарубежных благодетелей выскочить за кордон, а потом грустить на виллах у моря о том, как же они были не поняты на родине. Остальные свое выгребут.
«Тут-то мне карта и поперла»

В 40-е годы нацистов разного калибра отстраняли от руководящих постов, убирали из образования и печати, сажали на нары, перевоспитывали. В частности, фильмы им показывали о фашистских злодеяниях, заставляли перезахоранивать останки жертв режима…

Но, что показательно, крупные злодеи зачастую избегали наказания. Например, исхитрялись скрыться от правосудия в какой-нибудь Аргентине. Другие оставались дома, но после незначительных наказаний возвращались на руководящие посты в промышленности, управленческих структурах. Мол, незаменимые работники.

В советской зоне оккупации, будущей ГДР, подход, правда, был суровей. Действительно заметные персонажи с партбилетом НСДАП задвигались в дальние чуланы. Но сошки помельче запросто проникались коммунистическим идеями и делали карьеру в новых властных подразделениях. Будет ли нечто подобное на Украине? Думаю, да. Хотя опыт германской денацификации следует учитывать и тут.

Немцы — известные педанты. Люди скрупулезные и дисциплинированные. На то и делался расчет. Союзники разработали анкеты, содержавшие более 130 вопросов. Заполнять надо было обязательно, иначе можно было остаться без продуктовых карточек. Понятно, изложенные сведения как-то проверялись, визировались знакомыми персонажа, заполнявшего вопросник, типа, свидетелями. Но даже в Германии включалась круговая порука, коррупционные схемы. Пользуясь этим, многие нацистские преступники ловко уходили от ответственности. Воображаю, как бы это все выглядело на современной Украине… Как в старом анекдоте говорилось: «Тут-то мне карта и поперла».
Вопрос выживания

Но главное, что все-таки удалось сделать при помощи денацификации в Германии, так это на долгие времена, на поколения тому вперед отбить немцам охоту кричать «Хайль Гитлер!» Не всем, есть отдельные отморозки, но в основном широкую публику отвадили.

Кому доводилось общаться с немцами в неформальной обстановке, тот не даст соврать, стоит только разговору зайти о войне, о фашизме, им просто дурно делается — впадают в ступор и начинают судорожно искать выход в другую тему, безопасную. Если удастся нечто подобное достичь на Украине, или как там эта территория будет называться, уже неплохо.

Другое дело, что в 40-е годы к процессу денацификации подключились и американцы, и англичане, и французы, а о наших и говорить не надо — столько, сколько СССР сделал для уничтожения фашизма, не сделал никто. А сегодня кто в состоянии провести денацификацию Украины? США, Европа? Очень сомневаюсь. Остается только Россия и местные жители, здоровые силы внутри многострадального синтетического территориального образования. Кстати, это вопрос выживания.

Руслан Мармазов, РИА ФАН