Комитет по вооруженным силам палаты представителей конгресса США одобрил меры, позволяющие президенту Дональду Трампу аннулировать договор о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД), как проинформировал SFGate. Комитет принял поправки в бюджет США по обороне, предполагающие возможность расторжения Белым домом договора, если у США не будет подтверждений того, что Россия полностью соблюдает соглашение

Появление возможности американского одностороннего отказа от договора о РСМД прямо подготовлено односторонним выходом 8 мая США из ядерной сделки с Ираном. Этот выход, как теперь выясняется, по сути положил начало цепочке откровенного пренебрежения Соединенных Штатов международным правовым полем, которое Трамп, может, готов превратить в дышло, произвольно управляемое Госдепом.

В ситуации с Ближним Востоком отказ от ядерной сделки с Ираном вместе, например, с переносом посольства в Иерусалим поможет, по замыслу американской администрации, вернуть атмосферу в самом критичном регионе современности в русло столь вожделенного для Вашингтона управляемого хаоса.

Первые последствия досрочного выхода Дональда Трампа из совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе уже дали о себе знать. Иранцы атаковали Голанские высоты. Пока премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху был на пути в Россию, израильские ВВС нанесли удар по военной базе под Дамаском. Когда Нетаньяху уже возвращался из Москвы домой, Израиль провел масштабную атаку на иранские военные объекты на территории Сирии: в ночь на 10 мая были разрушены десятки укреплений спецподразделения Корпуса стражей исламской революции. В Израиле извещают, что российские военные в Сирии были своевременно проинформированы об израильской операции.

Это случилось тут же после разрыва ядерной сделки, за который среди весьма немногих ратовал премьер Израиля Биньямин Нетаньяху, который утверждал, что Иран вовсе не отказался от планов обзавестись ядерным оружием и систематически обманывает Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ). Однако сама эта организация ни о чем подобном не заявляла.

О том, что конфликт Ирана и Израиля может выйти за рамки локальных столкновений и превратиться в глобальную войну, в которую будут вовлечены другие страны региона, Трамп, вероятно, не думает. Похоже, его администрация во многом живет сегодняшним днем и верит в реализацию именно тех алгоритмов, которые сама и задает.

Президент США планировал заявить о выходе из сделки с Ираном 12 мая. Но в итоге Дональд Трамп ускорил события. Весьма возможно, он не исключал, что Владимир Путин убедит Биньямина Нетаньяху отговорить Трампа от выхода из ядерной сделки, несмотря на заинтересованность израильского лидера в этом шаге. И 8 мая — накануне приезда премьера Израиля в Москву на празднование 73-й годовщины Победы над фашизмом — президент США объявил об одностороннем выходе его страны из соглашения по Ирану.

То, что США вышли из сделки по Ирану именно сейчас, а не раньше и не позже, имеет вполне определенное объяснение. 6 мая радикальное шиитское движение «Хезболла» в блоке с партией «Амаль» победило на парламентских выборах в Ливане.

«Это большая политическая и моральная победа для решения о сопротивлении», — заявил 7 мая глава проиранского движения Хасан Насралла, подчеркнув, что цель «Хезболлы» достигнута.

Понятие «сопротивление» «Хезболла» использует, говоря прежде всего о борьбе против Израиля. Во всяком случае лидер «Хезболлы» Насралла неоднократно декларировал:

«После победы в Сирии и Ираке мы займемся Израилем!»

«Теперь между Ливаном и «Хезболлой» можно поставить знак равенства», — сообщил после парламентских выборов в Ливане правый политик, министр образования Израиля Нафтали Беннет.

Рассмотрим отказ США от ядерной сделки с Ираном с точки зрения того, как это отражается на позициях ведущих заинтересованных ближневосточных игроков, и выясним, какими последствиями для них это может обернуться.
США

Претензии Трампа основывались на том, что ему не понравились некоторые аспекты заключенной сделки, — например, отсутствие в ней пунктов об иранской ракетной программе (а почему в принципе они должны были там находиться?), а также временный характер ограничений на иранскую мирную ядерную программу.

Попытки Трампа уговорить союзников и Иран переоформить сделку ожидаемо ни к чему не привели (подобный прецедент на международном правовом поле практически невероятен), и тогда Трамп заявил о выходе. Впрочем, американский президент в дальнейшем надеется заключить с Тегераном вообще новую — «хорошую» — сделку, в которой будет, помимо названного, обозначен отказ Ирана от финансирования и военно-технической поддержки «Хезболлы».

Отказ Трампа от сделки с Ираном означает его разрыв с ближневосточной доктриной последних лет президентства Барака Обамы, когда в Белом доме на фоне беспредела ИГИЛ (структура запрещена в РФ – ред.) и бездействия проамериканской антиигиловской коалиции суннитским бескрайним просторам противопоставили шиитов. Цель понятна: простимулировать тотальную войну внутри мусульманского мира. Прежняя концепция на поддержку суннитских повстанцев в исламских странах уступила место идее демократов, циркулировавшей в преддверии появления Трампа: в то время США рассматривали возможность создания своеобразного надгосударственного шиитского халифата, который будет заточен на противостояние с суннитами.

Однако американцы, как всегда в последние десятилетия, многого не просчитали. Иранский экспорт шиитский исламской революции оказался абсолютно не подконтролен Штатам. К тому же администрация Обамы, судя по всему, вовсе не прогнозировала военно-тактическое взаимодействие Ирана с Россией в Сирии.

Надо учитывать, что, в отличие от Тель-Авива и Эр-Рияда, абсолютное большинство мировых столиц выступали против выхода США из ядерной сделки. Понимания в этом вопросе Дональд Трамп не смог найти и среди своих союзников — канцлер Германии Ангела Меркель, премьер-министр Великобритании Тереза Мэй и президент Франции Эммануэль Макрон (эти страны вместе с США, Ираном, Китаем и Россией являлись подписантами сделки) полемизировали с Трампом. Впрочем, если в дальнейшем Россия и Китай наверняка не пойдут по этому вопросу на поводу у Трампа, то в отношении Великобритании, Германии и Франции этого сказать нельзя: гарантировать их верность сделке с Ираном невозможно.

США стремятся к реанимации удобного для них контролируемого хаоса на Ближнем Востоке (в том числе для возможности воздействовать на добычу нефти и газа, а также цен на них) и надеются помешать Ирану экспортировать идеи исламской революции, чем он вполне успешно занимался в последнее время. Иранский сценарий по типу иракского, судя по всему, американские стратеги допускают только в исключительном случае, так как прямое военное вмешательство США неизменно приводит к неконтролируемому суннитскому терроризму вкупе с хаосом. Однако Ближний Восток — это поле с минами сверхмощного непрогнозируемого действия: одно неловкое движение может обернуться большой войной.
Иран

Иран стал тактическим союзником России в Сирии, потому что так же, как и Россия, заинтересован в сохранении у власти Башара Асада и в противодействии суннитским (в том числе проамериканским) террористическим группировкам в Сирии. В этом, а также в противостоянии экспансии США на Ближнем Востоке, позиции России и Ирана совпадают.

При этом Иран не скрывает, что стремится быть собирателем и главным вдохновителем шиитского халифата, куда могут попасть Бахрейн, Йемен, часть Ирака и Сирии, Ливан, восточные регионы Саудовской Аравии, Кувейт. И, естественно, по этому вопросу и ряду других у России с Ираном не может быть ничего общего.

Прежний президент Ирана Махмуд Ахмадинежад неоднократно заявлял, что хочет уничтожить Израиль (хотя до того — на протяжении столетий — отношения персов и евреев были радушными), нынешний же иранский лидер Хасан Роухани этого никогда не говорит. Но такие призывы артикулирует лидер проиранской «Хезболлы» Насралла, только что победившей в Ливане на парламентских выборах.

После заявления Трампа Исламская Республика Иран не объявила о немедленном выходе из сделки и о восстановлении своей ядерной программы.

«Теперь это соглашение между Ираном и пятью остальными странами», — заявил президент ИРИ Хасан Роухани.

Но это решение временное: по словам министра иностранных дел Ирана Мохаммеда Джавада Зарифа, иранцы будут думать и проверять, смогут ли остальные подписанты ядерной сделки обеспечить ее выгоду для Ирана.

Неотъемлемой частью ближневосточного противостояния, и, в частности, между суннитской Саудовской Аравией и шиитским Ираном стали прокси-войны. В Сирии самая многочисленная группировка прокси, как считается, иранская. Помимо Корпуса стражей исламской революции (КСИР) и различных военно-диверсионных отрядов, там активную роль играют и нанятые Ираном шиитские наемники. Сначала в такие подразделения брали тех, кто имел в Иране легальный статус — афганцев-шиитов, осевших в Иране в начале 1990-х годов. Затем стали привлекать и нелегалов. Набирают и подростков. Иранская пропаганда смотрит на сирийскую войну как на шиитскую борьбу за защиту веры и святых мест. При этом такие бойцы-наемники не всегда говорят по-арабски, не были за пределами Афганистана и Ирана, многие из них полуграмотны. Афганских новобранцев направляют на самые сложные участки фронта, что приводит к немалым потерям среди них.

Актуальной задачей Ирана и после отказа США от ядерной сделки останется региональное лидерство, расширение влияния в местах компактного проживания шиитов и в конечном счете превращение Персидского залива в буквально соответствующий его названию.

При этом без России Ирану не удержаться на сирийской земле, России сейчас также нужно взаимодействие с иранскими боевыми подразделениями, чтобы сдерживать пожар гражданской войны в Сирии и американское вмешательство в дела этой страны.

Негативом к Израилю иранская пропаганда подпитывает экспорт исламской революции, а потому в Израиле видят прямую угрозу от все разрастающихся группировок иранских наемников в Сирии и, прежде всего, от проиранской «Хезболлы» в Ливане, в прошлом зарекомендовавшей себя очень серьезным противником.

При этом война с Израилем не является первоочередной задачей для самого иранского государства, да и вообще большой вопрос — нужна ли ему на самом деле эта война. Именно поэтому Иран, следуя сейчас в фарватере решения текущих совместных задач тактического взаимодействия с российскими военными (да и своих собственных задач вне Сирии в других арабских странах), масштабно не реагировал на ряд израильских обстрелов баз на сирийской земле и не ответил на недавнюю массированную атаку на иранские военные объекты на территории Сирии.
Израиль

Премьер-министр Биньямин Нетаньяху «полностью поддерживает решение Трампа о выходе из ужасной сделки». Израиль даже попытался подвести хоть какие-то легальные основания под американский выход, заявив о наличии доказательства тайной разработки Ираном ядерного оружия.

В Израиле опасаются резкого роста иранского влияния на Ближнем Востоке (последним проявлением которого стала убедительная победа «Хезболлы» на парламентских выборах в Ливане).

Жители Израиля хорошо помнят, что «Хезболла» — куда более грозный противник, нежели ХАМАС, и не забыли Вторую ливанскую войну — вооруженное столкновение с радикальной шиитской группировкой «Хезболла», фактически полностью контролировавшей южные районы Ливана.

Те боевые действия были самыми опасными для Израиля за последние 45 лет и длились 34 дня в июле-августе 2006 года. Армия Израиля потеряла тогда убитыми 121 человека, 400 солдат были ранены. Повреждения, требовавшие ремонта, получили десять военных вертолетов; кроме того, по различным источникам, были уничтожены или повреждены от 60 до 150 единиц бронетехники (в том числе до 30 танков). В результате ракетных обстрелов севера Израиля погибли 44 израильтянина. Около двух тысяч человек получили ранения, 300 тысяч человек (!) временно эвакуировались из Северного округа, при этом точное количество беженцев неизвестно.

Вероятно, сейчас израильское военное ведомство исходит из того, что, мешая ударами проиранским военным формированиям укорениться по периметру границы в Сирии, Израиль тем самым оттягивает потенциально болезненное и мало предсказуемое противостояние с ливанской «Хезболлой». (По утверждениям израильских СМИ, усовершенствованные ракеты «Хезболлы» сейчас способны «покрыть» всю территорию Израиля.)

Ряд государств Ближнего Востока тяготеет к войне, хотя там не очень умеют воевать. И современный Израиль, в котором едва ли не 80% граждан — выходцы из Северной Африки и ближневосточных стран (а среди остальных преобладают репатрианты с Украины), в этом смысле не исключение.

При этом из десятилетия в десятилетие Государство Израиль балансирует в состоянии между миром и войной и привыкло извлекать из этого состояния финансовую и военно-техническую выгоду (например укрепление «Железного купола»). Не случайно операции в секторе Газа — «Литой свинец», «Облачный столп», «Нерушимая скала» — проходят с систематической регулярностью и по сходному сценарию.

Между прочим, палестинский ХАМАС, у которого есть расхождения с Ираном в отношении к Башару Асаду, предложил Израилю длительное перемирие с 15 мая, но Израиль, однако, прагматично от мира отказался.

Израиль очень надеется, что восстановление санкционного режима как минимум ограничит иранский потенциал. И, как знать, полагают в Израиле, не приведет ли новая напряженность между США и Ираном через несколько следующих шагов (одним из которых станет, например, восстановление иранской военной ядерной программы) к вооруженному конфликту между США и Ираном — наподобие конфликта Штатов с Саддамом Хусейном…
Саудовская Аравия

Саудовская Аравия, будучи всемирным лоном суннитов, пытается представить Тегеран основным источником конфликтов на Ближнем Востоке — особенно после того, как президент США Дональд Трамп выступил с жесткими заявлениями в отношении иранских властей. Израиль, Саудовская Аравия и США сегодня сходятся на том, что Иран — государство, поддерживающее терроризм.

По информации израильских СМИ, достаточно резкое укрепление позиций Ирана на Ближнем Востоке и ослабление влияния саудитов привело к беспрецедентным длительным теневым переговорам между Саудовской Аравией и Израилем.

Публичные противоречия между Эр-Риядом и антиизраильским движением «Хезболла» также свидетельствуют об обострении борьбы за сферы влияния между суннитской Саудовской Аравией и шиитским Ираном. В последние годы полем боя в затяжном споре между двумя региональными державами стали такие государства, как Йемен и Сирия.

В Йемене Саудовская Аравия уже три года проводит военную операцию против шиитских повстанцев — хуситов, которые борются против суннитского правительства страны. В то же время в Сирии саудиты в лице ряда различных суннитских группировок в данный момент терпят поражение: Эр-Рияд лоббирует антиправительственные силы, однако режим Башара Асада при поддержке России и Ирана продолжает укреплять свое влияние в стране.

Словом, саудовскому принцу Мохаммеду бин Салману Иран тоже неугоден, и он был бы не прочь разделаться с Исламской Республикой Иран чужими американскими руками.
Турция

Пожалуй, Турцию решение Трампа об отказе от ядерной сделки с Ираном коснулось меньше, чем других основных ближневосточных игроков. Тайип Эрдоган называет Израиль террористическим государством. В то же время Турции вполне на руку ситуация, когда у Ирана с его конкурентными для Турции шиитскими амбициями возникают проблемы. При этом надо иметь в виду и членство Турции в НАТО, и ее сугубо конкретные интересы в Сирии.

В целом ближневосточная ситуация усугубляется тем, что и в арабских странах, и в Иране, и в Израиле, и в Турции политикам в ряде случаев свойственно думать одно, обещать второе, делать третье, а на выходе вообще получается что-то четвертое…
Россия

На фоне всех невероятно лукавых хитросплетений в международных отношениях ближневосточных стран отказ США от ядерной сделки с Ираном интересует Россию не только как очевидное проявление правового беспредела, но и потому, что РФ по просьбе и по приглашению официального Дамаска приняла на себя ответственность за установление мира на сирийской земле. Не следует забывать и о безопасности наших военных баз в Латакии и Тартусе.

Глава комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий комментирует решение Трампа так:

«Последствия такого шага могут быть разрушительными, если не сказать катастрофическими. Это грубейшее нарушение резолюции Совбеза ООН, подрыв многолетних дипломатических усилий по этому направлению и создание угрозы международной безопасности. У США не было никаких оснований обвинять Иран в отклонении от своих обязательств по выполнению договора. И бездоказательные заявления премьера Израиля Биньямина Нетаньяху о якобы проведении Тегераном секретных разработок по созданию атомного оружия не могут быть здесь серьезным аргументом. Такое впечатление, что США и Израиль предварительно заняли согласованную позицию по заведомой форсированной дискредитации Тегерана для того, что оправдать вскрытие СВПД».

Интересны мнения российских экспертов в связи с возможным влиянием выхода США из иранской сделки на цены на энергоносители.

«Решение выйти из соглашения может повысить стоимость нефти на один процент. Биржевики ждут, что к июлю нефть прибавит в стоимости еще больше», — предполагает директор аналитического департамента Golden Hills-КапиталЪ АМ Михаил Крылов.

С Крыловым не согласен представитель Союза нефтегазопромышленников Рустам Танкаев.

«Доля экспорта нефти и газа Ирана на мировом рынке незначительна, — утверждает Танкаев. — Даже если эта страна не сможет продавать свои углеводороды, на глобальных ценах это особо не скажется. Да, в первые дни после решения Трампа стоимость нефти может меняться. Но это связано с тем, что рынок пока не просчитал все последствия. Я бы не стал ждать резкого подорожания нефти».

Важно понимать то, что Иран — важнейший тактический союзник России, без сотрудничества с которым практически невозможно было бы обеспечивать внутриполитический и военно-стратегический баланс в Сирии после нескольких лет хаоса и разрушения там государственности, инициированных США.

Существенно и другое: сегодня Израиль — стратегический партнер России, никогда не поддерживавший антироссийских санкций ни в связи с Крымом, ни в связи с Донбассом, ни в связи со Скрипалями. Значимость нашей страны в регионе подтверждает тот факт, что Нетаньяху, отменив визит на Кипр, срочно вылетел в Москву на парад Победы.

Израилю были нужны гарантии того, что Россия не будет поставлять С-300 Сирии, которые смогут контролировать все, что летает в израильском воздушном пространстве. Пресс-секретарь армии обороны Израиля Йонатан Конрикус сообщил, что перед массированным ударом ЦАХАЛ по иранцам в Сирии Тель-Авив предупредил Москву. В принципе при нынешней «реанимации» холодной войны Израиль способен выполнять роль медиатора между Россией и Западом, особенно в контактах с США.

И в то же время неправильно было бы утверждать, что участие израильского премьера, как и сербского президента Александра Вучича, в параде Победы 9 мая связано исключительно с решением их геополитических задач. В конце концов, никто другой, пожалуй, в такой мере не обязан своим спасением Красной армии, как европейские евреи и сербы, пережившие ужас фашизма и одолевшие эту страшную чуму вместе с русским народом-победителем. Этого у истории не отнять. Кроме того, два лидера приехали в Москву на 9 мая, хотя знали, что чиновники из США и Евросоюза более чем сдержанно отнесутся к их участию в нашем параде.

Россия — последовательный союзник Ирана по внутрисирийской стабилизации, но при этом Москва не поддерживает идей создания на Ближнем Востоке шиитского или суннитского халифата, представляющего опасность в том числе и для Израиля. Россия — партнер Израиля, но она категорически не приемлет саму возможность любой военной агрессии США, тем более — в отношении Ирана. Это грозит обернуться большой бедой для столь проблемного региона и заполыхать кровавой войной всех против всех в масштабе Ближнего Востока.

И, наверное, России еще предстоит приложить максимум напряженных усилий для развязывания тугого геополитического ближневосточного узла, для сложного ремонта маятника, много десятилетий болтающегося между миром и войной.

Евгений Бень, РИА ФАН