Армянский премьер-министр посетовал на то, что Евросоюз увиливает от развития сотрудничества с Ереваном. По его словам, за несколько месяцев ничего не изменилось.

Визит премьер-министра Армении на саммит НАТО, да еще и спустя недолгое время после смены власти, в республике преподнесли как серьезную победу еще за несколько недель до самой поездки. И хотя результативность визита Никола Пашиняна ставили под сомнение, он все-таки направился на саммит, используя эту возможность, скорее, как пиар-ход в своей политической игре.

Но, как оказалось, мало кому на саммите было дело до Армении и ее революционного премьера. Лидера стран было совсем не до этого, учитывая, насколько бурным оказался саммит, с которого мало кто ушел довольным после обвинений и требований президента США Дональда Трампа повысить взносы в оборонную сферу альянса.

Как позже признался сам Пашинян, за время поездки он так и не смог понять позицию Евросоюза в отношении Армении. Как бы громко не отзывались европейские лидеры о «бархатной революции», свои заявления они так и не закрепили действиями.

«Накануне было заявление, что Евросоюз готовится оказать Армении помощь в размере 160 миллионов евро. Но это тот объем содействия, который так или иначе был предусмотрен для Армении со стороны ЕС», — поделился Пашинян на брифинге для армянской прессы в Брюсселе по итогам саммита.

«Я сказал нашим партнерам, что, несмотря на то, что раньше эта цифра не была обнародована, я в курсе, что несколько месяцев назад она уже была, то есть ничего не изменилось», — добавил глава правительства республики, признавшись, что как бы дружелюбно не отзывались в Европе об Армении, позиция Брюсселя так и не изменилась.

По его словам, ждал он от саммита гораздо большего и более конкретного, чего лидеры стран, озабоченные своими реальными проблемами, представить попросту не могли и не хотели.

«Откровенно говоря, я дал понять нашим партнерам, что это не очень понятно и не совсем приемлемо. Но, с другой стороны, повторюсь, мы не в позиции просящего, это их выбор, их решение, какую политику проводить. Когда они определятся, мы оформим наше отношение к их политике», — заявил Никол Пашинян.

«Если их дела таковы, пусть сбавят тон, а если не сбавляют тон, пусть содействуют и сотрудничают лучше», — подытожил премьер.