А Польша?

Президент Франции Эммануэль Макрон в интервью Le Journal du Dimanche дал оценку ситуации в мире.

«Последние десять лет мы во Франции смотрели на все через призму, искажающую ситуацию, и опирались при этом на наше место в Совете Безопасности и на ощущение, что мы является неотъемлемой частью стабильного международного порядка, — отметил глава Пятой республики. — Однако за десять лет все изменилось».

Макрон отметил наличие кризиса, который заставляет «грамотно определять стратегические приоритеты». И первый среди них — это безопасность. Поддержание ее, по словам французского президента, требует ускорения процесса европейского строительства и возвращение ему автономии, чему «в некотором роде способствует европейская оборонительная система с июня 2017 года».

Напомним, что в декабре 2017 года Европейский союз в ходе саммита в Брюсселе официально инициировал Постоянное структурированное сотрудничество по вопросам безопасности и обороны (PESCO). Под соответствующим документом подписались 25 стран-членов Евросоюза, включая Польшу. Вне сотрудничества оказались Великобритания, Дания и Мальта. Париж, с одной стороны, участвует в PESCO. С другой, одновременно пытается создать новые форматы. В бюджете ЕС на 2021−2027 годы запланировано выделение 13 миллиардов евро в военный фонд, однако, как подчеркивает американский портал Breitbart News, Макрон «разочаровался в медленном прогрессе PESCO» и настроен на формирование «меньших коалиций», куда, «похоже, уже пригласил Великобританию». По мнению эксперта университета Джона Хопкинса в Вашингтоне Эллис Пенниер, французская идея заключается в том, чтобы объединить те европейские страны, которые имеют опыт участия в военных интервенциях и миротворческих миссиях ООН, но не участвуют в PESCO по политическим соображениям.

Ряд западных изданий подчеркивают, что на этом пути Париж сталкивается с сопротивлением Берлина и Брюсселя, где рассматривают проект Макрона с подозрением как конкурента PESCO. Одновременно Германия делает все, чтобы избежать франко-немецкого раскола и остается наблюдателем в парижской инициативе, чтобы следить, чем там занимаются Франция и Великобритания. Аналитики отмечают в этой связи, что Парижу сложно найти союзников. Одной их тех, кто украсил бы новые альянсы могла оказаться Польша, но «это кажется невозможным, пока Ярослав Качиньский, лидер правящей польской партии «Право и справедливость» (PiS) продолжает проводить свой авторитарный националистический курс». Сам Макрон по этому поводу высказался так:

«Помнится, Геремек сказал, что Европа бросила поляков в 1947 году. Сейчас мы наверстываем упущенное, однако эти страны (Венгрия и Польша — С.С.) уходят в себя без гарантий защиты в военном плане и в миграционном вопросе. Несмотря на все это я говорю им: «Будьте осторожны, если не собираетесь соблюдать правила!»

Проблема в том, что Варшава, как «наиболее серьезный военный игрок в бывшей коммунистической Центральной Европе» может встать на сторону Франции только в том случае, если сохранится правительство PiS с его декларируемыми амбициями. Только тогда поляков, возможно, заинтересуют внешнеполитические концепции Парижа, обращающего сегодня большое внимание на Африку, Ближний Восток и Индийско-Тихоокеанский ареал. Если же в Польше к власти вернется ныне существующая оппозиция, то Варшава будет снова ориентироваться на Берлин, у которого свои приоритеты. А Германия ограничивает себя географически Европой, подавая при этом импульсы России. Как предложил на днях вице-председатель парламентской фракции Социал-демократической партии Германии Рольф Мютцених, необходимо выработать новые институциональные формы сотрудничества между Германией с Евразийским экономическим союзом и ОДКБ, поскольку именно в этом случае «Запад будет отвечать запросам Москвы, с которой нужно говорить как равный с равным». В свою очередь журнал Spiegel подчеркивает, что хотя Запад не может «официально» согласиться с тем, чтобы республики бывшего СССР (за исключением Прибалтики) вошли в зону влияния России, однако «благоразумие подразумевает, что Берлин де-факто должен больше учитывать российские интересы».

Вопрос в том, будут ли готовы с этим согласиться Франция и Польша. Не исключено, что Париж и пойдет на какие-то размены с Москвой. Что касается Варшавы, то в том состоянии, в котором она есть сейчас, вряд ли примирится с чем-то подобным. Однако зарождающаяся логика ревизионизма в Европе, которой уже сейчас руководствуется Франция, похоже, способна «заразить» и Польшу. Как полагает польский портал Nowa Konfederacja, Третья республика в настоящее время является частично ревизионистским (с точки зрения геоэкономики), а частично консервативным (с точки зрения геополитики) государством. Однако приоритеты могут «перевернуться», когда Варшава откажется от геополитического консерватизма и выйдет за свои пределы. И это создаст новые вызовы для Евросоюза, не исключено, что и для НАТО, вслед за тем, что сегодня предлагает во внешней политике Франция.

Станислав Стремидловский, ИА REGNUM