Почему в эстонском Йыхви требуют хоронить русских отдельно


В Эстонии разгорелся скандал. Несколько десятков человек, в основном проживающих в городе Йыхви на северо-востоке страны, поставили свои подписи под, мягко говоря, специфической просьбой к властям. Чиновников призывают запретить захоронения в эстонской части местного кладбища граждан, не являющихся этническими эстонцами. «Лента.ру» разбиралась в подоплеке ситуации.
Посмертная сегрегация

Йыхви — волостной и уездный центр, численность его населения едва превышает 12 тысяч человек, все друг друга знают. Но сейчас провинциальный городок заставил говорить о себе всю Эстонию. Здесь живут и русские, и эстонцы — как казалось со стороны, вполне мирно. И вот недавно властям волости поступило заявление от местных жителей, которые, по их словам, обеспокоены тем, что в эстонской части местного кладбища проводятся захоронения «лиц другого культурного пространства». Авторы послания указывают, что возмущены сегодняшним состоянием местного кладбища, тревожатся о его будущем и требуют конкретных шагов по сбережению историко-культурного наследия, апеллируя при этом к Евросоюзу и ЮНЕСКО.

«Считаем, что на эстонском кладбище Йыхви происходит уничтожение культуры конкретной национальной группы. Речь идет об исторических надгробиях, разрушение которых началось еще во времена Советского Союза, а в последние годы лишь ускорилось. Ведь вдобавок к уничтожению надгробий осуществляется захоронение на эстонской части кладбища лиц другого культурного пространства. При этом хоронят их над могилами людей, принадлежащих к эстонской культурной среде, уничтожая как захоронения, так и исторические надгробия», — говорится в обращении. Авторы просят местные власти «беречь эстонское культурное пространство», а для захоронения людей славянской культуры выделять места в русской части погоста.

Заявление получило широкий резонанс и стало причиной ожесточенных споров: одни прониклись настроениями авторов, другие увидели в нем призыв к углублению межнациональной сегрегации. Пастор местной лютеранской церкви Архангела Михаила Пеэтер Калдур разъяснил, что тревожить покой мертвых никто не собирается, речь идет лишь о будущих захоронениях. «Вопрос не в национальности. Никто не хочет нагнетать напряжения в обществе. Но разницу культур надо оценивать», — напутствовал пастор, которого, по его словам, приятно удивил тот факт, что удалось быстро собрать подписи.

«В петиции нет категорического требования установить границы погостов, а поставлена проблема и высказано предложение. Эстонцы должны хоронить родственников по своим обрядам и желательно на отдельной территории», — настаивает Калдур. Он объясняет, что культура обустройства могил у славян и эстонцев очень разная. Например, русские устанавливают вокруг могил ограды и часто украшают захоронения искусственными цветами. А эстонцам нравится обрамлять могилы живыми растениями и не ставить ограждений. Кресты, устанавливаемые на погребениях русскими и эстонцами, тоже выглядят по-разному.

Действительно, авторы петиции жалуются, что «близкому к природе» эстонскому стилю захоронений не подходят обычные для славянской кладбищенской культуры надгробия-монументы, массивные ограждения и «пластиковые цветы кричащих расцветок». «Захоронение людей, принадлежащих славянскому культурному пространству, на эстонском кладбище совершенно непонятно, ибо там же рядом — большие кладбища с русским православным фоном, где достаточно брошенных могил, то есть места много», — указывают заявители. Они требуют, чтобы волостные чиновники продавали места для похорон «лиц славянской культуры» на соседней, русской части кладбища. Места же на эстонской половине, по их мнению, надо оставить исключительно для лиц соответствующей культуры, и то при условии почтительного отношения к соседним могилам и крестам.

В обращении содержится также требование муниципального контроля за состоянием вековых кладбищенских деревьев, за покосом травы и вывозом мусора. «Требуем сохранения надгробий на запущенных и брошенных могилах и косьбы травы там средствами волостного управления, а если площадку все-таки хотят использовать заново, историческое надгробие следует оставить, а новое разместить в стороне», — добавляют инициаторы.
«Если муж эстонец, а жена русская?»

Однако эти доводы убедили не всех. «А если муж эстонец, а жена русская — что тогда? На кладбище похоронены эстонцы, русские, татары, армяне и представители других национальностей. Делить усопших по национальным и религиозным признакам — за гранью понимания», — сетуют этнические русские жители Йыхви. Пользователи социальных сетей высказываются гораздо жестче: «Теперь уже и умерших людей будете делить на русских и эстонцев? А как у вас совестью, все спокойно? Издеваетесь над горем людей, Бог вам этого не простит»; «Больные люди, ну какие идиоты! Если уж на то пошло, перед Богом все равны!» Некоторые, впрочем, высказываются дипломатичнее: «Если существует проблема разрушения памятников — то ее надо решать. Но сама подача вопроса некорректная…»

Масла в огонь подлили заявления журналиста издания Postimees Маргуса Михкельса, назвавшего представителей нацменьшинств «гостями», а коренных эстонцев, которым принадлежит право принятия решений, — «хозяевами». Правда, Михкельс высказался в контексте другого больного вопроса — о русскоязычном образовании в стране.

Правозащитник Михаил Йоффе посоветовал русскоязычным йыхвинцам обратиться в правоохранительные органы с заявлением о том, что инициатива активистов унижает их достоинство и разжигает межнациональную рознь. Прокуратура, считает он, обязана провести проверку ситуации. Даже представители местных властей постарались дистанцироваться от подписантов. Так, помощник волостного старейшины Йыхви Вадим Ивлиев пояснил, что ситуация не столь однозначна, как ее выставляют в письме. По его словам, представители разных национальностей и культур в городе уже настолько перемешаны, что нередко на надгробном памятнике может быть русская фамилия, написанная по-эстонски, и наоборот. «Так что у заявителей несколько категоричное отношение к этому вопросу», — полагает Ивлиев. По его словам, предложение о распределении мест на кладбище противоречит действующим правилам, а если их пересматривать — это потребует политического решения депутатов самоуправления. Чиновник добавил, что муниципальные власти предложили подателям заявления встретиться для беседы.

Шеф-редактор портала «Sputnik Эстония» Елена Черышева, комментируя сложившуюся ситуацию, рассказала «Ленте.ру» «кладбищенскую историю», которая приключилась в Киргизии: 76-летнюю усопшую местную жительницу пришлось хоронить три раза. «Местные жители, посчитав покойную баптисткой, выступили против того, чтобы она покоилась на мусульманском кладбище, и заставили родственников выкопать тело. Перезахоронили на погосте в соседнем селе, однако и там возникли проблемы. В итоге тело пришлось вновь эксгумировать и перезахоронить на христианском кладбище в третьем селе. Мне хочется надеяться, что в Эстонии подобных историй не будет. Религиозная тема во всем мире периодически вызывает разногласия в обществе, — говорит Черышева. — В Эстонии существует и еще одна щепетильная тема — национальная. Но я не берусь утверждать, что именно национальный вопрос является причиной того, что 60 человек отдельно взятой административной единицы изъявили желание разделить кладбище на «ваших» и «наших». Мне приходилось бывать на кладбищах Эстонии, где соседствуют могилы представителей разных национальностей. Порой там нет привычных железных оградок на могилах славян, и не сразу понимаешь, что кладбище смешанное. Надеюсь, что спорный вопрос кладбища Йыхви местная администрация сможет разрешить без конфликтов».
Ищите политическую подоплеку

Общественник Андрей Заренков в беседе с «Лентой.ру» высказался куда жестче: «Ну, а что вы хотели? Уже как лет двадцать страна идет по пути неприятия иной культуры, иной цивилизации. За это время поделили школы, детские сады, предприятия, настало время дележа кладбищ, в скором времени, если не остановятся, разделят больницы, автобусы, кинотеатры… Все идет к возрождению известного лозунга «Только для белых» в местном исполнении». По словам Заренкова, в Йыхви население давно смешалось. «Но небольшая кучка людей, ратующих за чистоту нации, решили, что после смерти им будет некомфортно лежать в могилах рядом с русскими. А где они прикажут хоронить умерших из смешанных семей, где папа был эстонец, а мама — русская? Разрезать покойника на две части, и левую — на эстонское кладбище, а правую — на русское?» — задается вопросом Заренков.

Он считает, что эстонцы в целом малорелигиозны, но кладбища и могилы имеют для них сакральное значение. «Наверное, поэтому некоторым от одной мысли, что рядом с его могилой будут стоять русские кресты и справляться поминки, умирать не захочется. Грустно и печально видеть, к чему приводит насаждаемое нетерпимое отношение к людям другой национальности и иных традиций», — резюмирует собеседник.

Правозащитница и политик Алиса Блинцова родилась в Эстонии. «Еще в детстве я знала, что на наших кладбищах идет разделение по национальному признаку, — рассказала она «Ленте.ру». — По-моему, даже в советское время обстояло именно так: русских хоронили с одной стороны кладбища, этнических эстонцев — с другой. Мне уже тогда казалось это непонятным. И мне трудно понять людей, которые собирают подписи против совместных захоронений».

По мнению Блинцовой, доводы авторов петиции неубедительны: в Таллине практически никто не обносит могилы заборами, а искусственные цветы можно видеть и на эстонских захоронениях. «Особых различий русских и эстонских могил, на которые ссылаются озабоченные активисты, я никогда не замечала. Соглашусь, что есть некоторая разница в церемонии прощания и поминовения усопшего, однако не столь уж значительная. В действительности многие могилы отличаются лишь надписью — кириллицей или латиницей», — отмечает Блинцова.

Правозащитница напоминает, что в республике приближаются муниципальные выборы, и предполагает, что раскрутка «кладбищенского скандала» может оказаться выгодной для националистически настроенных политиков.

Эстонский гражданский активист Макс Рева в беседе с «Лентой.ру» выразил уверенность, что инициатива активистов из Йыхви не может распространиться на всю страну. «Это невозможно уже хотя бы потому, что я не представляю, как эту кладбищенскую сегрегацию можно оформить юридически. С другой стороны, подобные инициативы свидетельствуют о том, что, несмотря на тринадцать лет в ЕС, в эстонском обществе все еще распространены ксенофобские настроения», — подчеркнул Рева.

Владимир Веретенников, Лента.ру

Метки по теме: ; ; ; ; ; ; ; ;