Вновь активизировались самые умные. Психи обостряются по весне, а эти — вместе с обстановкой на линии соприкосновения. И начинается это вот «дать любой совет могу и любое средство»

Оно, к сожалению, чем дальше, тем агрессивнее. Кругами бегают, волосы на себе рвут, взвизгивают. Берсерки-психологи. «Уезжайте! Почему не уезжаете? Другие уехали! Детей увозите! Котов увозите! Себя увозите! Нет? Да вы просто боитесь покинуть зону комфорта!»

То, значит, тюлень позвонит, то олень. В основном, конечно, олени активничают. Потому, что людям дважды повторять не приходится. Я бы многое сказал про зону комфорта, но это длинно, матерно и без надобности.

Людям пора бы научиться грызть языки, когда хочется советовать относительно того, чего они (по разным причинам) понять не могут. А уж о том, чтобы часто и агрессивно советовать жителям разогретой сковороды, рекомендую сразу забыть. Ни к чему это.

Давайте уж в самый последний раз и на пальцах. Был я однажды подростком. Случился Беслан и все мы, возвращаясь из школы, бежали к телевизорам. Было страшно, дико и непонятно. Во дворе, разумеется, обсуждали то, что слышали из телевизора.

И были мы самыми умными! Любому подростку очевидно, что террорист глуп и невнимателен. Из кино мы знали, что любой толковый школьник, скрытно перемещаясь, способен лично придушить десяток-другой негодяев. А наброситься толпой, то мерзавец костей не соберет. Не одного дерзкого старшеклассника мы завалили таким вот образом.

Мы, как самые умные, были твердо уверены, что уж из нашей то школы, живым не ушел бы ни один проклятый террорист. Всех бы задушили. Никого спецназу не оставили. «Чего родители то в школу пошли? Отобрали бы у гадов оружие и всего делов!» — горячились пацаны.

А потом я стал немножечко взрослее. Нас собрали в актовом зале, чтобы выдать аттестаты. Было чертовски жарко и тесно. Хотелось быстрее с этим покончить и раздобыть воды. Я скучал и вертел головой. И тут в затылок ударило понимание.

Людей набилось изрядно. Чисто маршрутка, едущая из спального района в час-пик. Три выхода. Проходы узкие. Тут и террористы не нужны. Загорись что-нибудь и люди затопчут друг дружку. А если по два автоматчика на каждую дверь, да еще взрывчаткой обвешать, то…ситуация тяжелейшая, да.

Никуда ты не побежишь и геройствовать не будешь. То, что короткая очередь в толпе — это гора трупов, очевидно даже малолетнему знатоку. Знаете, почему «Скайнет» тупой? Потому, что будь он умным, Джон Коннор не родился бы! А жизнь — не кино с фейерверками.

Потом я еще немножечко повзрослел и очутился в армии. Там случились новые откровения. Оказалось, например, что нормальный человек, если на него заряженное оружие направить, моментально цепенеет. Потому, что автоматическое оружие — это воплощенная смерть. И если фамилия твоя не Таманцев, а друзья-хакеры не зовут тебя Нео, то дергаться бессмысленно.

О некоторых явлениях можно узнать от более опытных товарищей, но понять и прочувствовать удастся лишь после того, как окажешься внутри. Посмотришь, поглядишь и пощупаешь. Гражданские вот уверены, что строй — это для идиотов. А военные знают, что так быстрее и порядка больше. Понимаете, да?

Даже если отбросить морально-этическую составляющую, то чисто технические моменты останутся на своих местах. Их так много, что все и не перечислишь. Тем же, кто не способен уйти от нелюбимой женщины или бросить надоевшую работу, потому, что привык, как-то даже неприлично о зоне комфорта рассуждать.

Вы не можете понять, зачем люди живут в зоне боевых действий? Это нормально. У вас просто нет специфического опыта. И замечательно, что его у вас нет. Пусть так и остается. Но! Раз уж мы договорились, что вы не понимаете, то извольте не делать вид, что понимаете. Тем более, что ситуация меняется очень быстро. То, что казалось актуальным вчера, завтра превратится в плоский анекдот.

Не будьте умнее всех.

Игорь Гомольский