Администрация Дональда Трампа опубликовала обновленную редакцию Стратегии национальной безопасности США. Согласно этому документу, глобальные внешние угрозы для американцев исходят со стороны Москвы и Пекина: «Китай и Россия бросают вызов власти, влиянию и интересам США, пытаясь подорвать американскую безопасность и процветание. Они полны решимости сделать свои экономики менее свободными и честными, наращивать военную мощь, контролировать информацию, чтобы подавить общество и расширить свое влияние».

Реакция Москвы на новую версию Стратегии национальной безопасности США была ожидаемой. Так, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков сообщил об «имперском характере» этого документа и настойчивом неприятии многополярного мира со стороны Вашингтона. Помимо этого, он подчеркнул, что в стратегии усматриваются «скромные позитивные моменты» — готовность сотрудничать с Россией там, где это в интересах американцев. Со своей стороны «Москва также ищет сотрудничества с США там, где это выгодно нам, и настолько, насколько готовы идти наши американские коллеги».

Что же это означает для мира и для нас?

Фактически в Вашингтоне никак не хотят исходить из того, что мир постепенно становится многополярным. При этом, как убеждены в Белом доме, в экономической сфере всё более нарастает противостояние США с Китаем, а в военно-политической сфере — с Россией. Конечно, последнее не ведет к войне, учитывая, что у РФ соизмеримый с США ракетно-ядерный потенциал. Вместо этого Москву постоянно провоцируют, то препятствуя полетам ее боевой авиации в Сирии, то упрекая в нарушении Договора РСМД. Или, например, проводя модернизацию американского тактического оружия в Европе, после которого в 3–4 раза увеличивается эффективность его боевого применения. Одновременно Вашингтон оказывает мощное давление на своих европейских союзников с целью сдерживания якобы агрессивных действий российского руководства.

При этом забывается, что именно американцы инициировали силовой вариант смены власти на Украине в феврале 2014 года и активно способствовали за последние годы дестабилизации ситуации в Ираке, Ливии и Сирии.

В настоящее время серьезное взаимодействие РФ и США возможно только в одной сфере — в борьбе с международным терроризмом. Идеальным примером такого взаимодействия стало предотвращение терактов в Санкт-Петербурге путем обмена информацией по линии спецслужб. Имеется опыт военного сотрудничества Москвы и Вашингтона в Сирии. Так, в Манбидже и кантоне Африн российские и американские военнослужащие создали буферные зоны между сирийскими курдами и протурецкими вооруженными формированиями. А в провинции Дераа именно РФ и США организовали южную зону деэскалации. Однако такое взаимодействие носит крайне ограниченный характер и порой сопровождается взаимными обвинениями в невыполнении взятых на себя обязательств.

Главным образом по вине США отсутствует сотрудничество Москвы и Вашингтона по урегулированию ливийского, афганского и йеменского кризисов. Более того, в условиях нарастания напряженности на Корейском полуострове мы ограничиваемся лишь двусторонними консультациями вместо совместных усилий по возобновлению шестисторонних переговоров по урегулированию северокорейской ядерной проблемы. Но иного и быть не могло в тех условиях, когда США под любым предлогом вводят против России всё новые финансово-экономические санкции, а их европейские союзники в лице ЕС продлевают ныне действующие.

Конечно, в новой версии Стратегии национальной безопасности США выделены еще два типа угроз для американцев и их союзников. Во-первых, «диктаторские режимы» КНДР и Ирана. Во-вторых, террористические организации «Исламское государство» и «Аль-Каида» (запрещены в РФ). Может быть, это и так, но почему-то Германия, Франция и даже Великобритания выступают за сохранение Совместного всеобъемлющего плана действий (так называемой «ядерной сделки» с Ираном). И причем здесь «Исламское государство», если президент Дональд Трамп уже заявил о победе над ним?

Таким образом, в новой версии Стратегии национальной безопасности США администрация Трампа не привнесла ничего нового. Фактически она лишь продолжила политику демократической администрации Обамы по сдерживанию России и Китая. Но как это способствует разрешению глобальных проблем и укрепляет безопасность для американцев? Создается впечатление, что указанная стратегия больше создаст для США проблем, чем будет способствовать их решению.

Владимир Евсеев, газета «Известия»