Что могут предложить отечественные сторонники неконституционной смены власти, претендующие на лидерство в оппозиции? Расчеловечивание патриотов и образ России в виде не то выжившей из ума старухи, не то бешеной собаки.

Дочь первого мэра Петербурга Анатолия Собчака и тувинского сенатора Людмилы Нарусовой Ксения после своего бесславного выступления на президентских выборах, к сожалению, не утратила интереса к политике, как это произошло с другими гламурными кандидатами – Михаилом Прохоровым или Умаром Джабраиловым.

В «Инстаграме» Собчак среди рекламных записей теперь регулярно мелькают политические заметки – поддержка митингов, встречи в Брюсселе и так далее.

Кроме того, Ксения демонстрирует поведение хорошей дочери – за последние дни четыре поста посвящено матери. Три – ее собственной, Людмиле Нарусовой.

Первый – анонс дня рождения мамы, второй – реклама фирмы, предоставившей подарок для мамы (не за свои же деньги покупать), третий – собственно поздравление.

И наконец, четвертая запись, собравшая множество лайков и комментариев – репост колонки главного редактора эротического журнала «Максим» Александра Маленкова про мать.

Колонка не то чтобы очень свежая, апреля 2016 года, и свой урожай хайпа она собрала еще тогда – особенно активно ее распространяли украинские СМИ.

Речь в этом тексте идет не о его собственной матери, и не о матери Ксении Собчак, а о России.

Образ России-матери, в общем-то, достаточно популярен как в патриотической, так и в русофобской публицистике, так что ничего удивительного или принципиально нового в этом сравнении нет.

До другого журналиста, Валерия Панюшкина, с его образом России как бешеной собаки, Маленкову и примкнувшей к нему Собчак пока далеко.

Кстати, что показательно, текст Панюшкина про, что, якобы, русский народ в своей логике напоминает ему бешеную собаку, были опубликованы в гламурном журнале GQ.

Ответ на вопрос, зачем эротические и гламурные журналы публикуют политические тексты, достаточно прост – и авторам, и читателям статей про голых женщин и модные галстуки хочется ощущать себя не просто бессмысленными прожигателями жизни, а обладателями модной политической позиции.

А протест всегда гламурнее лоялизма, так как считается, что протестовать – это «молодежно».

Собственно, именно поэтому на Болотной площади было так много представителей гламурной тусовки во главе с самой Ксенией Собчак, которая даже завела роман с оппозиционером. Правда, роман довольно мимолетный.

Гламур гламуром, протест протестом, но долго проводить время с отечественными оппозиционерами не могут даже другие отечественные оппозиционеры.

Несмотря на то, что в перепечатанном Собчак тексте Маленкова главной героиней является мать, а не собака, по сути тексты отличаются мало.

Собака взбесилась и «исходит ядовитой слюной», а мать больна, у «нее цирроз ног, сифилис рук и дефицит извилин».

И вместо того, чтобы ее лечить, «плохой сын», под которым подразумевается не то власть, не то народ, снимает ролики про ее «героическую молодость» и запрещает говорить о текущем положении дел «хорошему сыну», который озабочен тем, что у матери «искривление глаз, заворот ушей и перелом мозга».

Собственно, есть две крайние позиции.

С одной стороны – герой Александра Дюма Мордаунт, который мстит мушкетерам и всему миру за убитую мать, леди Винтер. «Она моя мать» – это оправдание любым преступлениям Мордаунта, потому что он вершит праведную месть.

«Синдром Мордаунта» – это слепой ура-патриотизм, наша страна всегда права, потому что это наша страна, и даже если мать ошибается, все равно это мать, надо убивать всех, кто осмелился не согласиться.

В США эта позиция вполне популярна даже среди гламурной тусовки, которая, с одной стороны, протестует против избрания Трампа, но, с другой стороны, не имеет ничего против «гуманитарных бомбардировок» тем же Трампом сирийских и любых других городов.

С другой стороны – Собчак, Маленков, Панюшкин и еще 70 с лишним тысяч подписчиков Собчак, лайкнувших статью про больную мать, даже с учетом неизбежных ботов. Они тоже считают себя патриотами, хоть и ненавидят это слово.

Но в их понимании патриотизм – это найти в матери как можно больше черт, роднящих ее с бешеной собакой, и сообщить об этом максимально широкой аудитории.

При этом негативной реакции они крайне удивляются и даже оскорбляются – ведь они же очень хотят вылечить нашу больную мать-Россию!

Что-то при этом подсказывает, что если кто-то будет призывать пристрелить лично Валерия Панюшкина как типичного представителя русского народа, то это может (и должно) стать поводом для уголовного преследования.

И явно Ксения Собчак не отнеслась бы с пониманием, если бы в недостатке извилин или переломе мозга стали обвинять ее личную мать, сенатора Нарусову.

#{author}Возможно, при личном общении могла бы и водой плеснуть, Владимир Вольфович подтвердит, у нее рука быстрая.

Но для патриота, пусть и не страдающего «синдромом Мордаунта», оскорбление России ничем не отличается от оскорбления матери. Дальнейшая дискуссия с хамом бессмысленна, возможно только ответное хамство или тотальное игнорирование.

Валерий Панюшкин, возможно, это понял, и вместо написания текстов про бешеных собак возглавил СМИ, пишущее про благотворительность. Правда, это СМИ сотрясают регулярные скандалы из-за недостаточной проверки информации.

Ксения Собчак пока не собирается уходить ни из гламура, ни из политики.

То, что она солидаризируется с текстом про «больную мать», который по сути является новой редакцией текста про «бешеную собаку», показывает, что патриотизм по-прежнему остается для нее ругательным словом. А это значит, электорального успеха ей не видать никогда.

Говоря о патриотизме, нельзя не упомянуть другую знаменитую дочь – профессора ВШЭ Елену Лукьянову, чей отец Анатолий Лукьянов был последним председателем Верховного Совета РСФСР и членом ГКЧП – последней бездарной и безнадежной попытки советской элиты спасти страну.

«В преддверии дня победы» (с маленькой буквы, разумеется) она опубликовала в своем «Фейсбуке» следующий «совет огородникам: если подвязать кусты картофеля георгиевской ленточкой, колорадские жуки подумают что уже занято» (пунктуация оригинала сохранена).

Наверное, Елена Лукьянова тоже считает себя в чем-то патриоткой, хотя до 2009 года она была членом КПРФ, после чего вдруг оказалась членом РПР-ПАРНАС.

Конечно, трансформацию из коммунистов в либералы прошли многие члены КПСС в конце 80-х, но в наше время подобные перемены выглядят совсем по-другому.

Ну а от членства в ПАРНАСе до репостов украинских расчеловечивающих демотиваторов дорога совсем короткая, тут уж ничего удивительного.

Собственно, это дополнительная причина, почему в России невозможен сколько-либо выраженный массовый протест, такой, как на Украине или в Армении. И там и там протестующие шли под государственными флагами и клялись в любви к Родине-матери, которую обидели злые дяди в начальственных креслах.

А что могут предложить отечественные сторонники неконституционной смены власти, претендующие на лидерство в оппозиции? Расчеловечивание патриотов и образ России в виде не то выжившей из ума старухи, не то бешеной собаки.

Спасибо, не надо.

Антон Крылов, ВЗГЛЯД