Французский президент сделал однозначную заявку на роль ключевого игрока в западном лагере. Такой вывод можно сделать из того, что и как он делал и говорил в ходе встреч с Дональдом Трампом и Ангелой Меркель в Париже.

Организация переговоров Эммануэля Макрона с президентом США, а также совместное заседание правительств Франции и Германии накануне Дня Бастилии — сильный дипломатический и политический ход. Попробуем разобраться в его смыслах.

Первое, что хотелось бы отметить, — это объединение двух крупнейших мероприятий по времени (в один день). То есть за несколько часов Макрон провел саммиты с сильнейшими и крупнейшими странами Запада. Получился своего рода неформальный саммит, наводящий на мысль о возможности какого-то нового формата, альтернативного G7. В связи с этим заметим, что G7 действительно продемонстрировала свою недостаточную эффективность (вспомним неудачу на Сицилии несколько недель назад).

При этом нельзя не заметить, что этот саммит Макрон провел в качестве не просто организатора, но и посредника. Он не свел Трампа и Меркель ни в одном зале, ни за обеденным столом, но провел встречи с каждым из них отдельно. И только сегодня на празднике они встретились втроем.

Это прекрасно задуманное и проведенное действо однозначно говорит о том, что Франция Макрона намерена играть роль посредника, а в дальнейшем и гаранта единства Запада, сохранения духа евроатлантического сотрудничества, которые ощутимо пошатнулись после прихода в Белый дом Дональда Трампа.

Для такой роли Макрон находится в идеальном положении. Он только что избран, у него на руках мандат на любые действия, вплоть до революций как в национальных, так и в европейских масштабах: ведь он был подан буквально как спаситель Европы, готовой вот-вот развалиться после брекзита.

На его фоне даже такая сильная фигура как Ангела Меркель меркнет, особенно с учетом приближающихся в ФРГ выборов. Ей только предстоит получить собственный мандат, и никто пока не знает, каковы будут ее реальные позиции, да и сохранит ли она власть вообще. К этому нужно прибавить и черную кошку, что пробежала между нею и Трампом, и станет понятно, что на данном этапе вес Германии на Западе снижается, а выигрывает от этого Франция Макрона.

Он умело пользуется конъюнктурой и ставит Париж между Вашингтоном и Берлином. По-видимому, для того, чтобы соединить их вновь, помочь им найти уверенность в общности конечных целей, преодолев временные трудности. Но только ли для этого?

Ведь тот, кто стоит между партнерами, может как соединять, так и изолировать их друг от друга. Или, как минимум, назначать плату за свои добрые услуги. Тем более, что и Берлин, и Вашингтон сейчас не в самой хорошей форме и нуждаются в услугах Парижа.

Так, Трампу явно необходим выход на мировую арену. Он не может бесконечно оставаться в изоляции, в которую его поставил международный политический бомонд. Визит в Саудовскую Аравию и Израиль — это не выход в свет для президента США. Продолжение в виде саммитов G7 и G20 — это мероприятия, где он присутствует по должности. Трампа как президента Трампа, а не президента США еще никто никуда не приглашал, нигде не принимал. Макрон стал первым: он пригласил своего американского коллегу на национальный праздник, причем на фоне того, как в Лондоне, например, развернулась оскорбительная дискуссия, достоин ли Трамп визита в Великобританию. И Трамп не скрывает, что он за это откровенно благодарен.

Что касается Меркель, то ей французская поддержка необходима и в Европе, и в отношениях с США. Без Парижа Берлин не в состоянии реорганизовать ЕС, едва оправляющийся от страхов, вызванных брекзитом. И точно так же он не способен наладить нормальные связи с Вашингтоном и обеспечить их непрерывность в условиях выборов в ФРГ.

Макрон прекрасно осознает уязвимость своих собеседников и исключительность собственной позиции. И он будет ее использовать.

С Трампом он будет настаивать на том, что Париж — это ключевой игрок в ЕС, держатель блокпакета, что только через Елисейский дворец можно воздействовать на Берлин и на ход реформирования Евросоюза в целом.

А от Меркель Макрон будет добиваться перераспределения влияния в ЕС в пользу Франции, что позволит ей нарастить свой блокпакет с тем, чтобы как можно прочнее привязать Германию к себе и по возможности поставить ее европейскую политику под французский контроль. Именно так можно понять договоренности по курсу на единый бюджет еврозоны и начало интеграции военно-промышленных комплексов двух стран.

Что и говорить, стратегия Макрона безупречна. Точнее, не Макрона, а тех сил, которые его выдумали, создали и привели в президентское кресло.

В качестве прогноза осмелимся предположить, что в схожую игру он будет пытаться играть и с Британией, налаживая ее связи с ЕС и США. В эпоху строительства разделительных стен по всему миру посреднические услуги пользуются большим спросом и высоко оплачиваются. Соответственно, престиж и роль Франции будут расти, а за ними и ее претензии на европейское лидерство.

Иными словами, мы сможем воочию наблюдать, как кто-то старательно выращивает противовес Германии. История вновь повторяется…

Дмитрий Нерсесов, Правда.ру

Метки по теме: ; ; ; ; ; ; ; ;