После победы партии Макрона «на Марше» (ее еще переводят как «Вперед») в парламентских выборах во Франции, стали раздаваться голоса, что, дескать, смотрите, идет «второй де Голль». Второй де Голль на марше…

Это выглядит несколько натянуто в свете того, что фигура Эммануэля Макрона – абсолютно синтетическая, продукт политтехнологий и цифровых возможностей «big data». Выращенный в пробирке политик.

Человек, который в ходе предвыборной кампании мог сделать в течение одного(!) дня несколько прямо противоречащих друг другу заявлений. Странно, что это никого не смущало. Но такая уж нынче Европа.

Французские политологи шутили, что если вместо самого Макрона поставить его картонную фигуру с динамиком, то эффект будет почти тот же. Никто, впрочем, не решился проверить это на практике…

А сам Макрон, боясь как огня сравнения себя с неудачником Олландом, придя в Елисейский дворец, сразу же попытался вести себя нарочито жестко и решительно. Дабы у французов параллель напрашивалась не бывшим «бесцветным» президентом, а с кумиром большинства галлистов Шарлем де Голлем.

До успехов и достижений де Голля Макрону пока очень далеко, хоть он и пытался выглядеть этаким “политическим мачо” даже на встрече с Владимиром Путиным. Правда, выходило это у Макрона не очень. Пока все-таки разный политический и исторический калибр у президентов Франции и России.

Но стоит отметить, что Макрон движется поступательно. Его молодая партия, образованная всего год назад, уже успела добиться значительных успехов. Закончившиеся вчера парламентские выборы во Франции позволили «На марше» забрать 293 места из 577 возможных.

Стоит отметить и относительную неудачу «Национального фронта». Да, Марин ле Пен впервые стала депутатом французского парламента, но, скажем честно, от нее ждали куда большего.

Ведь еще совсем недавно она реально претендовала на победу в президентской гонке, в какой-то момент даже обгоняя того же Макрона.

А тут всего 8 депутатских мандатов по итогам выборов. Да, шаг вперед – но шажок, а не «шажище», как от нее ждали.

Эммануэль Макрон же, на волне успеха, заявляет, что «пришло время действовать».

При этом он так до сих пор и не сформулировал четкую программу развития страны, поэтому, как «действовать», никто толком не понимает. Скорее всего, и он сам тоже.

Тот махровый популизм, которым Макрон обаял французов на обоих выборах, хорош для электоральных побед. А для побед реальных нужны системное понимание проблем, политическая воля и кропотливая методичная работа.

Есть ли все это у Макрона и его соратников?

Лично я очень в этом сомневаюсь. Пока нет никаких этому признаков.

Францию ждет непростое время – кстати, это понимает и большинство самих французов. Кризис Евросоюза, и шире, самой идеи «объединенной Европы», толкает европейские страны на путь перемен. Но вот в каком направлении двигаться, и каким способом решать застарелые проблемы, – понимания этого у европейских элит нет.

И у французских политиков нет: они старательно пытаются замести сор под ковер и делать вид, что все рассосётся как-нибудь само собой. Но ведь не рассосётся! Но делать решительные шаги по изменению сложившейся ситуации и брать на себя ответственность за трудные решения [по проблеме мигрантов, антироссийским санкциям, экономическим реформам] никто пока не спешит.

Это к вопросу о политической воле и системном пониманию проблем.

Макрон – это не «новая политическая реальность Франции», как пишут некоторые западные СМИ, это – диагноз кризиса французского общества и всей европейской политической элиты. И путь по выходу из этого кризиса будет тяжелым и долгим.

Но самое печальное то, что Европа и Франции до сих пор отказываются это понимать. Пока только хлопают в ладоши и спешат надеть на голову Макрона корону «второго де Голля»…

Андрей Князев,
специально для News Front

Метки по теме: ; ; ; ; ; ; ;