Похоже, что структура ближневосточных конфликтов, и без того крайне сложная и запутанная, может еще более усложниться. В региональную игру вступает Китай. Это способно самым существенным образом изменить баланс сил и привести к весьма неожиданным и непредсказуемым последствиям.
Президент Палестины Махмуд Аббас и председатель КНР Си Цзиньпин

В эти дни Пекин посещает президент Государства Палестина Махмуд Аббас. Он наградил председателя КНР Си Цзиньпина высшим палестинским орденом. Со своей стороны китайский лидер заявил о намерении до конца текущего года организовать в Пекине палестино-израильскую конференцию по урегулированию застарелого конфликта.

Это однозначно свидетельствует о том, что Китай делает собственные ставки на Ближнем Востоке и вступает в игру, от участия в которой он до сих пор воздерживался.

Это произошло не вдруг. Наблюдатели уже отмечали активизацию позиции КНР в сирийском вопросе и на Ближнем Востоке в целом. Чуть меньше года назад Пекин заявил о намерении послать на помощь Дамаску военных советников. В феврале этого года Китай вместе с Россией заблокировал в Совбезе ООН резолюцию, предусматривавшую введение санкций в отношении представителей Сирии, которые могли быть причастны к применению химического оружия. Всего несколько дней назад была официально открыта первая китайская зарубежная военная база в Джибути — на выходе из Красного моря в Индийский океан.

В связи с этим так же можно вспомнить, как несколько лет назад китайский военный корабль без предупреждения высадил десант в йеменском Адене и эвакуировал из охваченной войной страны граждан КНР. Это была блестящая демонстрация решимости и потенциала Китая, его способности действовать в регионе самостоятельно и эффективно.

О масштабах экономического присутствия КНР на Ближнем Востоке говорить излишне: объемы китайских торговых операций и инвестиций здесь измеряются сотнями миллиардов долларов.

Для полноты картины добавим, что в прошлом году Си Цзиньпин посетил Саудовскую Аравию и Иран, заключив с каждой из стран соглашения о стратегическом партнерстве (заметим, в условиях, когда Эр-Рияд и Тегеран уже вступили в состояние холодной войны).

Все это наглядно демонстрирует, что Ближний Восток занял прочное место в списке внешнеполитических приоритетов Пекина, а также что Китай располагает всем необходимым для наращивания там своего присутствия и перехода к стратегии активных действий.

Свое вхождение в ближневосточную игру китайцы начинают с наиболее старого конфликта, в котором коренятся истоки большинства других, — палестино-израильского. Намерение организовать конференцию по этому вопросу — прямая заявка на роль, до последнего времени по умолчанию закрепленную за Россией и США. Только Москва и Вашингтон могли вести речь о том, чтобы усадить за один стол представителей Израиля и Палестины. И нынешний демарш Пекина — это прямое вторжение в сферу ответственности двух сверхждержав. Тут уместно заметить, что идея проведения прямых палестино-израильских переговоров уже довольно долгое время продвигается Москвой. Российские дипломаты сделали немало для ее реализации. Но в последнее время об этом ничего не слышно.

Со стороны Китая подготовка также проведена. Планы китайского руководства наверняка были согласованы не только с палестинцами (президент Аббас, кстати, посещает КНР уже в четвертый раз), но и с израильтянами: премьер Израиля Нетаньяху был в Пекине в марте.

Конечно, сложно себе представить, чтобы китайской дипломатии удалось найти решение палестинской проблемы. Но ведь это и не нужно. Задача состоит вовсе не в этом, а в том, чтобы закрепить за КНР статус одной из трех (теперь трех) держав, имеющих право решающего голоса при рассмотрении всех ближневосточных дел.

Таким образом, мы становимся свидетелями коренного изменения всей структуры Ближнего Востока. В качестве глобальной силы туда вторгается Китай, он теснит РФ и США.

Для Москвы и Вашингтона это совершенно новое, незнакомое обстоятельство. И неизвестно, как они на него отреагируют. Ведь игры на двоих или на троих — принципиально разные игры. Один из возможных вариантов развития ситуации — это сближение позиций РФ и США в стремлении ограничить масштабы китайского вмешательства, показать новичку его место.

Как бы там ни было, но теперь вся структура ближневосточных проблем будет сильно меняться. И за этим нужно пристально следить.

Дмитрий Нерсесов, Правда.ру

Метки по теме: ; ; ; ; ; ; ; ;