Писатель и нобелевский лауреат сбежала от несогласного с ней журналиста, оставив на диктофоне квинтэссенцию современной либеральной мысли

Так бывает, когда приходишь на интервью расслабленным и неподготовленным. Уверенным, что как обычно будешь комфортно купаться в лучах заслуженной славы, неторопливо говорить ни к чему не обязывающие вещи, прихлебывая двойной эспрессо и снисходительно улыбаясь благодарно кивающему журналисту.

Но въедливый интервьюер неожиданно для своего собеседника вскрывает его внутреннюю сущность, являя миру абсолютно обнаженного человека. Репортер безжалостно препарирует его взгляды и убеждения, доводя до той кондиции, когда тебе приходится бежать в ужасе — от того, какой околесицы наговорил. И нобелевский лауреат, писатель Светлана Алексиевич убежала от журналиста агентства Регнум Сергея Гуркина, оставив на диктофоне квинтэссенцию современной либеральной мысли.

«Это был не государственный переворот, — говорит она об Украине. — Это хорошо работает русское телевидение… …Смена власти была желанием людей. Я была на Украине, ходила в музей «небесной сотни», и простые люди мне рассказывали о том, что там было. У них два врага — Путин и собственная олигархия, культура взяточничества».

Простые люди Харькова и Одессы, выходившие на многотысячные митинги против майдана, тоже могли бы многое рассказать Светлане Александровне. Но одних сожгли в Доме профсоюзов, других покидали в тюрьмы за инакомыслие. Остальные просто запуганы. А тех, кто еще имеет смелость высказываться вразрез с киевским политическим мейнстримом, становится все меньше.

— Вы знаете, кто такой Олесь Бузина?

— Которого убили? Но то, что он говорил, тоже вызывало Доножесточение.

— То есть, таких надо убивать?

— Я этого не говорю. Но я понимаю мотивы людей, которые это сделали.

Можно еще понимать мотивы Чикатило и Гитлера. Или Порошенко, обстреливающего уже четвертый год собственных граждан. Кстати, его мотивы она тоже понимает: «Когда Россия туда вошла, что вы хотели — чтобы вас там встретили с букетами цветов? Чтобы власть вам там обрадовалась? Когда вы вошли в Чечню, где Дудаев хотел сделать свои порядки, свою страну — что сделала Россия? Разутюжила».

И бесполезно спрашивать у таких людей, где в век смартфонов и соцсетей хоть одна фотография российского танка в Донбассе. Или почему в Киеве решать судьбу страны стрельбой на площади можно, а в Донецке референдумом нельзя. Без толку рассказывать о том, что войне в Чечне предшествовали разгул бандитизма, который выплескивался на соседние регионы, грабежи северо-кавказской железной дороги, резня и практически полное изгнание русского населения из республики… Последнему факту Светлана Алексиевич, мне кажется, тоже запросто найдет оправдание. Ведь в ее шкале ценностей русские всегда виноваты. Более того, они этого заслужили: «Откуда все берется? Откуда русификация взялась? Никто не говорил в Белоруссии на русском языке. Говорили или на польском, или на белорусском. Когда Россия вошла и присвоила себе эти земли, Западную Белоруссию, первое правило было — русский язык… …Она только этим и занималась на занятых территориях, даже в Таджикистане заставляла людей говорить на русском языке». Ужасное коварство. Еще Россия вероломно врывалась в кишлаки и оставляла после себя школы, больницы, дороги и заводы.

Поразительно, но для того, чтобы размышлять о войне, Светлане Алексиевич вовсе необязательно на ней бывать. Она признается, что не была в Чечне во время боевых действий, не собирается в Донбасс… Она прекрасно осведомлена и без личных впечатлений: «В интернете миллион снимков, как ходит туда русская техника. Все знают, кто сбил [боинг] и все прочее. Давайте уже заканчивать ваше идиотское интервью. У меня уже нет сил на него. Вы просто набор пропаганды, а не разумный человек».

И это говорит человек с претензией на документальность своих произведений, не понимая, что сама отвечает устоявшимися штампами-кирпичиками, которые формируют особую либеральную матрицу. В которой есть «путинская военщина» и нет почти 200 убитых Киевом детей в ДНР и ЛНР. Есть «революция достоинства» на Майдане и нет права на самоопределение у крымчан. Есть великая европейская нация украинцев и нет свободы ни в Белоруссии, ни в России.

Есть глупый народ, с которым либералам так не повезло. Не тот народец им попался. И об этом Алексиевич говорит уже в другом интервью — Financial Times, который сложно обвинить в предвзятости к нобелевскому лауреату (цитата по «Ведомостям»): «Ее больше волнует «коллективный Путин» – глубокое чувство уязвленной национальной гордости и презрение к либеральным ценностям, так глубоко засевшие в гражданах России и Беларуси, — пишет издание. — По ее словам, таких взглядов придерживаются 60-70% населения и это проблема для состоящих из прозападных либералов меньшинства, к которым принадлежит и она сама».

В своей нобелевской речи Светлана Алексиевич назвала Россию «пространством тотальной амнезии». Приезжайте, Светлана Александровна, в Москву 9 мая на марш «Бессмертного полка». Возможно вы вспомните о чем-то очень важном.

Александр Коц, КП

Метки по теме: ; ; ; ;