Хочу рассказать о том, как русские относятся к нам — к украинцам, которые волею судеб, оказались здесь, в России.

Вот уже скоро три месяца, как я, по ряду очень(!) уважительных причин, проживаю в Москве. Не буду рассказывать об экономических чудесах, которые здесь происходят. Тем, кто в России не бывает, или бывает редко, или бывает только в качестве туриста, в это будет трудно поверить. Расскажу о том, как я себя чувствую среди русских. При этом прошу учесть, что я, как и весь остальной мир, называю русскими всех, кто проживает в этой огромной стране, вне зависимости от их национальности.

Русские к нам относятся даже не хорошо. Они относятся к нам очень хорошо. Не знаю, сумею ли я в короткой заметке описать то, что я чувствую каждый раз, когда в полиции, в госучреждении, на рынке, в транспорте или вообще еще где, люди, окружающие меня, узнают, что я из Киева, но попробую.

Сразу – это короткая пауза и внимательный взгляд. Пара осторожных вопросов и, когда становится понятно, что украинец, находящийся перед ними, не нацист, не русофоб, не последователь Геббельса или Бандеры, сразу же из их душ через глаза, через жесты, через слова и даже через положение тела изливается уважение и что-то еще даже большее. Каждый раз я словно чувствую необходимость соответствовать некоему высокому уровню, которого русские ждут от меня, как от украинца, и именно по той причине, что я украинец, что я Киевлянин!

Мне это удивительно. Ведь уже очень долгое время в Украине украинцам рассказывают о «боевых бурятах», об «исторической ненависти» русских к украинцам, и еще о всякой другой лабуде, которая не только совершенно не соответствует действительности, но даже абсолютно наоборот! Отношение русских ко мне, к украинцу, к киевлянину такое, которое мне хотелось бы увидеть в Украине. Мне бы хотелось, чтобы мы, украинцы, так относились друг к другу, как русские относятся к нам здесь, в России.

Я езжу по России на той машине, на которой мне удалось выехать из Украины. Езжу на украинских номерах. Недавно в Питере один мужик на пешеходном переходе, увидев украинские номера, остановился, расплылся в широкой щербатой улыбке и активно махал мне руками. Я открыл окно, он громко спросил: «Откуда?». Я ему ответил: «Из Киева». Этот ответ привел его просто в восторг. Он очень громко, не то что не обращая внимания на окружающих его людей, а даже совсем наоборот, с тем, чтобы его услышали, прокричал: «А я со Львова! Мир вашему дому!». Потом загорелся зеленый. Я уехал, и, сколько было видно до поворота, он махал нам рукой. Я был в Питере с женой. Я очень был рад, что она это видела своими глазами.

Дорожная полиция прощает такие грехи, которые никогда не простит ни одному русскому. При этом, полицейские, меня останавливающие, обязательно перекинутся со мной парой слов, в которые они, каждый в силу своих способностей, постараются вложить свое теплое отношение ко мне, как к украинцу. Я уже раз десять слышал: «Счастливой Вам дороги, Василий Александрович. И постарайтесь больше не нарушать. И пусть скорее у Вас в Украине все наладится».

И это правда. Вот такая – простая, дорожная, рыночная, человеческая правда.

Русские любят украинцев. Русские не любят фашистов. Русские, как иногда мне кажется, даже больше, чем мы – украинцы, верят в то, что Украина еще излечится от нацизма.

Шут его знает, может они и правы?!

Василий Волга

Метки по теме: ; ; ; ; ; ;