Политика Вашингтона в отношении Тегерана грозит войной, уверен президент Франции. И не только он. Но остановит ли это Трампа? Ведь США и их экономика так устроены: навязчивое доминирование в других регионах – это залог процветания внутри страны

В стане ключевых союзников по НАТО – очередной раскол. И вовсе не по поводу возможной торговой войны. Причина в другом: в намерении Вашингтона выйти из ядерной сделки с Ираном. Ангела Меркель заявила, что европейские лидеры готовы выработать дополнительные соглашения и условия по сделке, лишь бы она не оказалась под угрозой. Лондон вне зависимости от партнеров по Старому Свету надеется, что такого не произойдет. И даже прикладывает дипломатические усилия в этом направлении. Париж тоже против, о чем и заявил французский лидер Эммануэль Макрон, причем в весьма категоричной форме.

Видимо, многочисленные, демонстрирующие особую расположенность друг другу тактильные контакты с Дональдом Трампом во время его визита в Вашингтон не сработали. Сколько не сдувал Трамп пылинки с коллеги, все напрасно. Отказ президента США от ядерной сделки с Ираном может привести к войне, уверен Макрон. Положительное решение Соединенных Штатов в этом вопросе, которое ожидается не позднее 12 мая, откроет ящик Пандоры, добавил глава Пятой республики. Он, конечно, выразил дежурное сомнение, что американский президент стремится разжечь новый конфликт. Однако это скорее этикет, нежели искренность.

По большому счету, Эммануэль Макрон назвал вещи своими именами, без условностей и экивоков. Ядерная сделка с Ираном, которую подписывали Тегеран и международная «шестерка» – Россия, США, Британия, Китай, Франция и Германия – остается гарантией от быстрого сползания Ближнего Востока в по-настоящему большой конфликт. А принятый три года назад Совместный всеобъемлющий план действий – тот самый документ, который технически обеспечивает эту гарантию. Вашингтон не просто поставил под сомнение эффективность этого механизма, а готов приступить к его демонтажу. Есть разные версии, объясняющие позицию Трампа в этом вопросе. От пересмотра наследия Барака Обамы и влияния нового советника американского президента по нацбезопасности, антиирански настроенного Джона Болтона до тесных связей Белого дома с Израилем, куда Трамп совершил, как известно, свой первый зарубежный визит в качестве президента. Собственно, все эти причины – лишь грани одного целого.

Недавнее признание США Иерусалима столицей Израиля и наделавшая шума презентация Биньямином Нетаньяху собранных разведкой сведений об иранской ядерной программе лишь дополняют картину. Израильский премьер пытался убедить мировую общественность, что Тегеран не отказался от создания ядерной бомбы, а также заявил, что еврейское государство готово к войне со своим главным антагонистом в регионе, да и во всем мире. Но Трампа в «злокозненности» Ирана убедили еще до презентации Нетаньяху. Более года назад американский лидер называл эту страну главным спонсором мирового терроризма и приклеивал другие нелестные ярлыки. А в последнее время, со слов президентского адвоката Рудольфа Джулиани, вообще заговорил о необходимости смены власти в Тегеране. А тут ведь только два способа – большая война или цветная революция. Каждый из них – колоссальная опасность для всего региона. Иран все-таки не Ливия и даже не Сирия.

Но хуже всего то, что Вашингтон продолжает демонстрировать повышенную турбулентность внешнеполитического курса. Да и есть ли он, этот курс? С одной стороны, американский лидер заявляет о том, что Белый дом намерен сосредоточиться на внутреннем развитии страны и снизить свое присутствие на том же Ближнем Востоке. С другой, без законных оснований пускает «военные корни» в Сирии и подумывает о смене режима в Иране. Формально одно с другим плохо согласуется. А все потому, что в реальности Америка и ее экономика так устроены: навязчивое доминирование и присутствие в других регионах и есть залог процветания внутри страны. Любой американский политик знает это правило назубок. Трамп, из-за отсутствия большого опыта в этой сфере человеческой деятельности, видимо, еще просто не научился быть обтекаемым и изящно туманным. А потому его резкие, угловатые высказывания и посылы входят в конфликт друг с другом.

Казалось бы, внутриполитическая американская кухня и издержки работы нынешнего хозяина Белого дома не должны очень уж сильно интересовать широкую публику. Это было бы так, если бы речь шла о небольшом или даже большом, но периферийном государстве. Но речь идет о мощнейшей державе, в которой очень многие представители истеблишмента по-прежнему заинтересованы в новых конфликтах вдали от ее границ. Стратегическая линия на глобальное доминирование сохраняется вне зависимости от заявлений Трампа о необходимости сосредоточиться на развитии исключительно самой Америки. И сейчас «под раздачу» попадает ядерная сделка с Ираном. Да, после ее заключения в 2015 году с Тегерана стали снимать санкции и размораживать его зарубежные финансовые активы, что позволило государству нарастить экономическую и военную мощь. Но, во-первых, сами ограничения не были безупречны с точки зрения международного права, а во-вторых – развитие страны не есть доказательство создания ею оружия массового поражения. Если нынешний сдерживающий формат пойдет «вразнос», слова Эммануэля Макрона могут оказаться пророческими. Вот только подобные прорицания, если они сбудутся, не вызовут никаких восторгов по поводу способностей французского президента.

Сергей Ильин, радио Sputnik