Политические акции стран Прибалтики растут в цене. Об их бескомпромиссной борьбе с Россией все больше узнают на Западе, интересуются ей. А лучше бы не знали… Особенно для политиков Литвы

Интерес к прибалтийским республикам у евроатлантического экспертного сообщества увеличивается. Внешнеполитическая специализация Прибалтики — «сдерживание России» — становится все более востребованной. Растущий спрос на услуги Литвы, Латвии и Эстонии привлекает к ним внимание, накачивает маленькие восточноевропейские государства значимостью.

Взаимодействие стран Балтии и США стало, наконец, напоминать улицу с двусторонним движением, пишет Анке Шмидт-Фельцманн, эксперт по региону Балтийского моря из Шведского института международных отношений. Если раньше диалог Соединенных Штатов с Латвией, Эстонией и Литвой определялся большой асимметрией власти и односторонней зависимостью последних от Вашингтона, то теперь и прибалтам есть чему научить старших американских товарищей. А именно — отношениям с Россией.

«Балтийское понимание российского modus operandi (образ действия. — Sputnik) не имеет себе равных. Большинство, если не все, политические и военные лидеры в балтийских государствах свободно владеют русским языком, имеют десятилетний опыт работы и сосуществования с гигантским российским соседом», — рассказывает исследователь, воспроизводя мифы о российской дестабилизации Прибалтики, кибератаках и прочих актах «путинской агрессии».

Расследование влияния России на выборы президента США — повод перенять «бесценный опыт» стран Балтии по противостоянию российской угрозе, рекламирует прибалтийские услуги Шмидт-Фельцманн.

К Литве, Эстонии и Латвии начинает проявлять все больший интерес академическое сообщество Запада.

«…Мой опыт за последние пять лет, что я работал в Стэнфорде, заключается в том, что интерес растет и темы, на которые обращают внимание ученые и студенты в балтийских исследованиях, также меняются и расширяются. <…>. Совсем недавно, после других вопросов, таких как быстрое развитие прибалтийских стран после 1991 года, геополитическая ситуация и региональная безопасность стран Балтии, а также текущие и будущие политические и экономические тенденции в Скандинавско-Балтийском регионе стали интересовать все больше и больше ученых», — рассказывает организатор конференции «100-летний юбилей независимости стран Балтии» в Стэнфордском университете Лииси Эссе, предлагая США создавать больше балтийских программ в своих университетах. Сам же Стэнфордский университет недавно начал программу балтийской стажировки для студентов.

Рост числа исследований о странах Балтии, их нынешнем положении непременно поставит в академической среде Запада вопросы об особенностях этих политических режимов: все ли нормально с политикой в отношении нацменьшинств в Латвии и Эстонии, насколько демократично прессовать инакомыслящих, запрещать книги и блокировать телеканалы в Литве?

Формула «сукин сын — но наш сукин сын» функционирует лишь на определенном промежутке времени. В какой-то момент этот самый «сукин сын» перестает быть своим. Пока прибалтами занималась узкая прослойка специфических лиц — американские спецслужбисты или сенатор Джон Маккейн, — до некоторых специфических особенностей их демократий никому в США, в общем-то, не было дела. Идея фикс о «сдерживании России» перечеркивала все остальное. Некоторая недемократичность афганских моджахедов или чеченских сепаратистов, практикующих террор, в свое время не мешали ЦРУ вести работу с этими силами — так чем же хуже Литва?

А вот когда за дело возьмутся ученые-гуманисты, на неприятные вопросы придется отвечать.

Страны Балтии во Второй мировой войне худо-бедно изучаются на Западе. Факты коллаборации тех же литовцев с нацистами, их причастность к Холокосту уже создавали политические проблемы для официального Вильнюса.

В середине прошлого года двенадцать разгневанных конгрессменов США призвали литовские власти отказаться от реконструкции бывшего вильнюсского Дворца спорта и строительства конгресс-центра на месте старинного еврейского кладбища, расположенного в столичном районе Шнипишкес. Конгрессмены подчеркнули, что «еврейское кладбище должно быть сохранено как святое место».

Еврейские организации за своими интересами следят. А вот о других внутриполитических хулиганствах прибалтийских руководителей старшие западные партнеры зачастую просто не знают. Ну а в случае каких-то вопросов их официальные контрагенты в Литве, Латвии и Эстонии всегда готовы растолковать ситуацию в выгодном для последних свете.

Интерес к прибалтийским странам, новые исследования и мониторинг региона должны привести к альтернативным оценкам прибалтийской действительности. Их «истории успеха», вклад в региональную систему коллективной безопасности, их отношение к нацменьшинствам и политические практики — все подвергнется ревизии.

Свежие экспертные и академические оценки, в свою очередь, потребуют политической реакции.

А пока становление нового поколения западных исследователей Прибалтики еще не произошло, интересующимся экспертам можно предложить для изучения парочку актуальных тем. Например, дискриминационный закон о «латышизации» школ национальных меньшинств в Латвии, который местные законодатели тщательно прячут от глаз европейских бюрократов, отказываясь передавать его на экспертизу Венецианской комиссии.

Или же многочисленные факты преследования инакомыслящих в Литве с использованием ресурса спецслужб. А сколько исследовательского материала дает историческая политика прибалтийских стран: героизация пособников нацистов, глорификация преступников, участвовавших в Холокосте… Хватит не на один десяток диссертаций.

Куда лучше для прибалтийских функционеров, чтобы на Западе об их внутриполитических шалостях вовсе не знали.

Андрей Стариков, Sputnik