По сведениям украинского МИДа, на этой неделе состоится историческая встреча Дональда Трампа и Петра Порошенко. Во время которой два великих политика современности договорятся если не о судьбе всей Европы, то, по крайней мере, ее восточной части.

Правда, в Белом доме дата и время, а также формат встречи пока не определены — возможно, это будет рукопожатие в коридоре с двухминутным обменом мнениями на уровне: «Привет, как дела». Или первый контакт вообще будет перенесен на более поздний срок.

Тем не менее, в Киеве этой встречи ждут, многие уверены, что украинский президент сумеет донести до американского все свои тревоги по поводу экзистенциальной российской угрозы, правильно настроить его на встречу с Владимиром Путиным, которая должна состояться в начале июля на саммите G20 в Гамбурге, нащупать точки сближения и даже сколотить нечто похожее на украинско-американский военный союз. Во всяком случае, спикер Верховной Рады Андрей Парубий, выполнявший на прошлой неделе роль «шерпы», после нескольких встреч в Сенате намекнул, что до конца года будет решен вопрос о поставках злополучных «Джавелинов» — противотанковых ракетных комплексов, о которых ВСУ мечтает с самого начала АТО. Но главное, Порошенко должен договориться о миллиардах финансовой помощи. А иначе зачем встречаться?

Из Москвы вся эта суета выглядит иначе.

Украина — это дубинка в руках «свободного мира», которой он периодически помахивает перед нашим носом, вроде экономических санкций. Надежды и чаяния дубинки ни Москву, ни Вашингтон не интересуют — нам важно договориться между собой. Владимир Путин разными способами пытается донести до своего американского коллеги, что для достижения глобальных целей использовать какое бы то ни было оружие — экономическое, военное или политическое не стоит. Не производит впечатления.

Угол украинского зрения заужен настолько, что не в состоянии охватить весь горизонт. Я хорошо помню споры с участниками Майдана, которые категорически отрицали влияние бандеровцев на ход госпереоворота и последующее государственное устройство. Даже вменяемые киевские журналисты и блогеры в начале 2014 года были смелы и бесшабашны, критикуя новую власть, которую считали вегетарианской. Так продолжалось до убийства Олеся Бузины. После чего многие, спохватившись, переехали в Россию.

Оставшиеся не замечали бандеровцев до самого появления проспекта Степана Бандеры в Киеве, после чего отрицать неонацистскую суть строительства современной нэньки стало бессмысленно.

Ни «Одесская Хатынь», ни «Корсуньский погром», ни уничтожение десятков милиционеров в Мариуполе, ни даже танки и самолеты, брошенные на не покорившийся Донбасс, на большинство украинцев не подействовали. А нас, россиян, привели в ужас. Дело все в том же зауженном кругозоре жителей незалэжной державы, увлеченных революционными преобразованиями. Они, находясь внутри системы, видимо, не в состоянии оценить, как ситуация выглядит со стороны, заметить направление вектора развития страны.

Также как не в состоянии адекватно воспринимать экономическое положение России. Отсюда эта забавная убежденность в том, что из-за санкций мы тут голодаем, готовы при удобном случае снести действующую власть и первым делом вернуть им Крым. Лишь бы в наших магазинах опять появились хамон с пармезаном.

Если рассматривать Украину под микроскопом, когда видно множество мелких и несущественных деталей — лица, фамилии, действия, желания, речи, умозаключения, прогнозы, то неизбежно упускается главное: то, с чего началось и то, к чему все идет. Телескоп в данном случае гораздо эффективнее, поскольку позволяет охватить всю картину целиком, хоть и на расстоянии. Глядя в этот беспристрастный, позволяющий видеть далеко и широко оптический прибор, можно прийти к однозначному выводу: Украина движется к диктатуре. И эта уверенная поступь давно очевидна любому непредвзятому наблюдателю.

Разумеется, процесс можно замедлить благодаря финансовым инъекциям Запада, но невозможно остановить. Петр Порошенко, скорее всего, последний демократически избранный президент в новейшей истории нэньки — все следующие будут пытаться взять власть силой. Именно поэтому для него так важно получить намеки от Дональда Трампа, которые впоследствии будут интерпретированы его пресс-службой в свидетельства безоговорочной американской поддержки. Он очень хочет остаться живым до следующих выборов.

Поэтому закручивание гаек, которое для нас выглядит как логичное продолжение Майдана, гражданской войны (пока только на Донбассе) и других крупных и мелких событий, на Украине воспринимается как гром среди ясного неба. Хотя со стороны всегда было видно, что необандеровцам, озабоченным своей сверхидеей (в данном случае неважно какой), неуютно жить при демократии, что мы, россияне, понимали еще в конце 2013 года.

Сегодня они скинули балаклавы и оформили свои цели законами и постановлениями: языковой геноцид, экономическая самоизоляция, выдуманная история, кратное повышение тарифов ЖКХ, платная медицина, повышение пенсионного возраста до уровня естественной смерти, исключение свободы слова и прав человека как пережитков прошлого. И — главное — жесткое преследование ослушников-диссидентов, к которым будут причислены те, кто не в состоянии всем сердцем радоваться повсеместному установлению бандеровских порядков.

То, что с Украины народ миллионами бежит на заработки в Россию, пока является свидетельством неразрешимых экономических проблем. Но впереди нас ждет политическая эмиграция, еще более массовая и отчаянная. Ведь Запад больше не хочет раскошеливаться для поддержания режима Петра Порошенко и продлевать его агонию. А значит, время установления диктатуры в нэньке неуклонно приближается.

Вот только украинцы, в отличие от нас, этого не замечают.

Павел Шипилин, Утро.ру

Метки по теме: ; ; ; ; ; ; ; ;