Директор Института социально-политических исследований РАН Сергей Рязанцев — о новой миграционной политике

Российская Федерация является одной из крупнейших в мире стран по приему граждан других государств. Она занимает в рейтинге ООН третье место после США и Германии по количеству иммигрантов. Согласно данным ООН, в 2015 году численность населения США, родившегося за границей, составила 46,6 млн человек; в Германию приехали 12 млн, а в Россию — 11,6 млн человек.

С начала 2000-х в Россию стали активно приезжать узбеки, таджики, киргизы, армяне, азербайджанцы и представители других республик бывшего СССР. Многие стали получать российское гражданство. Так, за период с 2001 по 2017 год около 2,2 млн приехавших стали россиянами. В 2017 году лидерами среди получателей гражданства были выходцы с Украины (85,1 тыс.), Казахстана (40,7 тыс.), Таджикистана (29 тыс.), Армении (25,1 тыс.), Узбекистана (23,3 тыс. человек).

Хорошо это или плохо? Я, как демограф, уверен, что хорошо.

Россия занимает шестую часть суши и является самой крупной по площади страной мира. В настоящее время на этой огромной территории проживает около 146 млн человек, что соответствует девятому месту в мире. Численность населения России в два раза меньше численности населения США. Плотность населения во многих регионах крайне низкая. Отсутствие людей и нехватка трудовых ресурсов становятся всё более ощутимыми и препятствуют социально-экономическому развитию. При этом расчеты показывают, что на территории России, даже с учетом сложностей проживания в районах Севера и приравненных к нему территорий, могли бы разместиться не менее 500 млн человек.

Если бы Россия приложила больше усилий для интеграции трудовых мигрантов и активнее развивала каналы обучения их русскому языку, это дало бы возможность малыми усилиями получить большое количество «новых граждан». Однако пока категория трудовых мигрантов рассматривается чиновниками разного уровня как временная группа, которая «поработает и уедет из России». А зря, потому что речь идет не только о сравнительно дешевой рабочей силе, но и о близкой россиянам в социокультурном отношении группе населения.

Между тем в мировой экономике обостряется конкурентная борьба за трудовые ресурсы. Уже сейчас мигранты из Центральной Азии активно осваивают рынки труда Ближнего Востока, Восточной Азии, Европы и Северной Америки. В этой ситуации Россия может проиграть в конкурентной борьбе и лишиться «золотого потока» иммигрантов из стран Центральной Азии. Уже сократился приток трудовых мигрантов из КНР, Закавказья, Молдавии и Белоруссии, с Украины. Им выгоднее ехать в Европу или на Ближний Восток, но не в Россию. Например, сейчас число граждан Узбекистана, уехавших в Южную Корею на ПМЖ, составляет 16,2 тыс. человек.

В КНР выросла заработная плата, и китайцам стало просто невыгодно ехать на работу в Россию. Сейчас в российском производственном секторе доходы работающих сократились с $3,5 до $2,7 в час. А в Китае средняя почасовая оплата на производстве составляет $3,6.

Что касается иностранных студентов — а их в российских вузах около 200 тыс., — о таких мигрантах можно только мечтать. Молодые, обучаемые, адаптированные к российскому рынку труда. Что может быть лучше для страны? Их надо не только приглашать в российские вузы, но и всеми возможными силами удерживать в стране после окончания обучения. Самый лучший и простой способ — вместе с дипломом об окончании университета предлагать российское гражданство.

Россия не должна бояться своих бывших, настоящих и будущих сограждан. Напротив, при лояльном и демократическом подходе государства мы можем получить мощнейший ресурс развития в виде русскоговорящих сообществ, являющихся вторыми по численности в мире после китайских диаспор.

Российская миграционная политика должна стать не только более открытой. Она обязана ставить более амбициозные цели и задачи.

Прорывным направлением развития может стать перенос центра тяжести на интеграционную составляющую во внутренней миграционной политике, а во внешней — переход России к активной позиции в формировании миграционных потоков необходимых для социально-экономического и демографического развития страны. То есть идет речь о создании новой модели миграционной политики, основанной не только на работе с приезжими внутри страны, но и активная работа с потенциальными гражданами России за ее пределами.

Изменение подходов к управлению миграцией от контрольно-административного к социально-экономическому позволит России совершить рывок в гуманитарном, демографическом и социально-экономическом развитии. Социокультурные риски, которые несет миграция для России, пока не столь значительны в отличие от рисков для европейских стран, поскольку социально-демографическая структура и мотивации прибывающих в Россию и Европу кардинально отличаются. Иммигранты, ориентированные в настоящее время на Россию, готовы работать, хотят учиться, могут сравнительно просто интегрироваться в принимающее общество. И этот шанс Россия должна использовать.

Сергей Рязанцев, газета «Известия»