«Пулитцеровскую премию теперь вручают тем, кто мутит воду, а не тем, кто обнаруживает правду»

Многомиллионный иск Национального комитета Демократической партии США к России, помощникам Дональда Трампа и WikiLeaks по поводу якобы нанесенного ими демократам ущерба во время президентской кампании 2016 года на первый взгляд кажется абсолютно бессмысленным. Особенно на фоне зашедшего в тупик расследования прокурора Мюллера и признаний бывшего директора ФБР Коми об отсутствии следов российского вмешательства в американские выборы. На самом деле этот иск говорит скорее об отсутствии у демократов фантазии, чем способности к холодному расчёту. Демократы движутся по наезженной, приносящей им неплохие результаты колее в виде дискредитации президента Трампа. А заодно продлевают жизнь самому расследованию, которое вот-вот закончится ничем.

А пищу для подобных политико-пропагандистских манёвров, как ни парадоксально, даёт Белый дом. Без его содействия вся эта кампания давно бы выдохлась. По существу, Трамп оказался в заколдованном кругу, в логической ловушке. Желая доказать отсутствие у его штаба каких-то доверительных отношений с Россией, он постоянно ужесточает свой курс по отношению к ней и хвастает, что ещё ни один президент не был таким твёрдым с Москвой. И тем самым фактически подтверждает попытки демократов внушить, что «русские вредят Америке, где только могут», и, конечно, не могли пройти мимо президентских выборов в США. Раз русских так «наказывают», значит, все подозрения, касающиеся «поведения Путина», оправданны. Рвение с введением новых санкций против России в этих обстоятельствах, согласно демократам, лишь подтверждает вину республиканцев, которые, дескать, стремятся тем самым скрыть масштабы своего «коллаборационизма» в отношениях с Москвой. Окружение же Трампа, вместо того чтобы помочь ему выбраться из расставленных сетей, лишь ускоряет его бег по порочному кругу. Получается своего рода трамповский вариант «уловки-22» – логического парадокса, описанного в хорошо известном американцам романе Джозефа Хеллера Catch-22. А президент Соединённых Штатов во многом сам способствует такому положению дел.

Обращает также на себя внимание меркантилистский характер судебной жалобы демократов. В ней, в частности, утверждается, что Россия не имеет права на иммунитет от судебного преследования, поскольку взлом серверов – это нарушение частной собственности «ради кражи коммерческой тайны и экономического шпионажа». А за этим наверняка кроются расчёты подвести юридическую базу под конфискационные меры в отношении российской собственности не только в США, но и в других странах. Подобный подход по душе и многим республиканцам, в том числе в Конгрессе. Инициаторы иска учитывали это обстоятельство. Реализация их планов может подорвать многие принципы международных экономических отношений, но для «исключительной нации» это, видимо, не помеха. Российских держателей американских акций и счетов в подконтрольных Вашингтону банках многократно предупреждали о необходимости их «эвакуации». Нынешняя инициатива Национального комитета Демократической партии США может быть последним сигналом. А потом станет действительно поздно.

Возникает и вопрос морали. Всё по-прежнему сводится к взлому серверов, а то, что при этом вскрылись многочисленные нарушения и злоупотребления в кампании демократов, игнорируется. При этом не доказан сам факт взлома. Многое говорит за то, что его вовсе не было, а произошёл банальный слив информации из демократического штаба. Об этом неоднократно заявлял основатель WikiLeaks Джулиан Ассанж. Встретившийся с ним в посольстве Эквадора в Лондоне конгрессмен Дана Рорабахер утверждает, что у Ассанжа есть «физические доказательства» того, что электронные письма Национального комитета Демократической партии он получил не от России. Да только кто захочет слушать этого затворника!

Не случайно, требуя тщательного расследования, к своим серверам демократы никого так и не допустили, включая ФБР. Какие тайны они ещё скрывают? Если всё было по закону, то чего опасаться, выборы ведь давно прошли? И никто не собирается исследовать партийную кухню демократов, интересны лишь обстоятельства, связанные с проведением президентской кампании. Бывший спикер палаты представителей Ньют Гингрич задаётся, например, законным вопросом: почему демократы не дают никому взглянуть на серверы, которые, по их словам, и без того уже были взломаны? Сам Гингрич называет эту ситуацию словом «бардак».

Выдвижение иска демократами совпало ещё с одним событием – присуждением Пулитцеровской премии наиболее известным и влиятельным американским газетам «Нью-Йорк таймс» и «Вашингтон пост». Тесная связь двух событий очевидна. Повод – освещение указанными органами «российского вмешательства» в американские выборы. И это, конечно, серьёзный удар по репутации престижной награды. До сих пор она вручалась за действительно разоблачительные репортажи журналистов, обнажавших серьёзные, скрытые от публики проблемы общественной жизни Америки. Однако в данном случае газеты сами ничего не раскрыли, они лишь ретранслировали без какого-либо критического разбора сомнительную информацию, составленную в интересах конкретных политических сил и никак не подтверждённую. Премия вручена за размещение заказных материалов, что оскорбляет достоинство многих её прежних лауреатов, рисковавших ради правды положением и даже жизнью. Отчасти ситуация схожа с присуждением Нобелевской премии мира Бараку Обаме – авансом за возможные миролюбивые шаги в будущем, которых не последовало. Как справедливо пишет Моника Шоуолтер (Monica Showalter), «похоже, что Пулитцеровскую премию теперь вручают тем, кто мутит воду, а не тем, кто обнаруживает правду».

Но почему киты американской журналистики, всегда претендовавшие на объективность, так откровенно и с такими малыми основаниями примкнули к лагерю одной из двух главных политических сил страны? Только давними связями с демократами или банальным подкупом их отступление от собственных традиций не объяснишь. Мотивация «Нью-Йорк таймс» и «Вашингтон пост», как и многих других американских СМИ, продиктованы и их самостоятельными интересами. Президентская кампания 2016 года, носившая антисистемный характер, нанесла удар по амбициям не только Демократической партии, но и многих законодателей мод в американском медийном пространстве. Те, кто привыкли считать себя вершителями политических судеб, на этот раз они оказались не в состоянии ни серьёзно повлиять на общественное мнение Америки, ни предсказать исход избирательной гонки. Такой удар по престижу в условиях нарастающей конкуренции с интернет-изданиями можно и не пережить. Активно подключившись к охоте на Трампа и его фантомные связи с Путиным, эти издания не только помогают демократам, но и оправдывают себя: дескать, «мрачные силы» оказались сильнее их «правдивого слова». Здесь не только оправдание, но и лихорадочная попытка вернуть себе былое влияние на общество. Возможно, запоздалая.

Дмитрий Минин, ФСК