Совет Европейского союза 21 декабря намерен официально продлить антироссийские санкции. Несмотря на экономические ограничительные меры, товарооборот между Россией и странами ЕС растет, свидетельствуют данные Eurostat. Об этих противоречиях санкционной политики аналитический портал RuBaltic.Ru поговорил c доктором экономических наук, профессором Финансового университета при правительстве РФ Алексеем Зубцом

— Г‑н Зубец, несмотря на то что страны ЕС единогласно голосуют за продление антироссийских санкций, статистическое агентство Eurostat фиксирует рост товарооборота между Россией и Европейским союзом. Как такое возможно?

— Санкции, которые введены против России, и ответные меры Москвы затрагивают не всю номенклатуру товаров. Антироссийские санкции касаются ограниченного перечня предприятий и ограниченного перечня инструментов, в основном финансовых, которые стали недоступны для россиян на территории Евросоюза.

По большому счету санкции не влияют серьезным образом на товарооборот между Евросоюзом и Россией.

В условиях улучшения экономической ситуации в нашей стране: улучшения платежного баланса, увеличения цен на нефть и другие товары российского экспорта, стабильного курса рубля по отношению к доллару — платежеспособность россиян значительно увеличилась. Основным поставщиком всякого рода ширпотреба — да и не только ширпотреба, но и машиностроительной продукции — для России является Евросоюз.

Соответственно, товарооборот между РФ и ЕС будет расти, если нынешние условия будут сохраняться. К санкциям это не имеет никакого отношения.

— Кто от санкций больше страдает, российский или европейский производитель?

— Российские производители от санкций пострадали довольно сильно. Это было связано даже не столько с санкциями, сколько с падением платежеспособности населения из-за кризиса и обвала цен на нефть и с пертурбацией, которая получилась в отношениях между Москвой и Брюсселем. В том числе финансовых санкций, когда российские компании не очень понимали, что им делать, как им жить, где брать деньги, кредиты и т. д.

Если честно, санкции для России оказались скорее полезными, чем вредными.

Например, если мы возьмем финансовый сектор, то санкции привели к тому, что Россия значительно сократила свой внешний долг. В конце 2013 года он достигал чуть ли не 700 млрд долларов. Сейчас долг значительно меньше. И это хорошо. Огромный внешний долг не способствует экономическому здоровью страны.

За счет контрсанкций, введенных против европейских производителей, в России начался бум на рынке производства агропромышленной продукции. Россия вполне способна обеспечить себя продовольствием, что мы, собственно, сейчас и видим. Если некоторое время назад мы курятину покупали, то сегодня мы ее экспортируем. Схожая ситуация со свининой. По большому счету для России санкции и контрсанкции оказались даже подарком.

Европейцы потеряли и теряют на товарообороте с Россией около 40 млрд долларов в год.

Но они теряют в значительной степени не из-за санкций, а потому что рубль, несмотря ни на что, девальвировался численно в два раза против докризисного порога. Это снизило платежеспособность российского населения. Здесь действие санкций не имеет особого значения. Сейчас эта платежеспособность в части импорта европейской продукции в Россию восстанавливается.

Если суммировать, то санкции внесли свой вклад в общее снижение товарооборота и нанесли ущерб как российскому, так и европейскому бизнесу. При этом европейский бизнес пострадал сильнее.

— Уже подходит конец третьего года санкционного противостояния. Научилась ли Россия жить в условиях экономических ограничений и насколько в этом контексте эффективна программа импортозамещения?

— Она достаточно эффективна. Мы говорим о том, что сельское хозяйство сейчас является одним из главных двигателей российской экономики. Там довольно хороший рост производства. И по некоторым позициям российские производители сельхозпродукции уже достаточно сильны для того, чтобы при снятии контрсанкций не допустить возврата европейской продукции в прежнем объеме.

По многим позициям для европейских производителей российский продовольственный рынок уже утерян. Как я сказал, это характерно для курятины, в значительной степени для свинины, и есть серьезный прогресс в производстве плодоовощной продукции — тех же самых помидоров, огурцов и всего остального. Здесь страдают не только европейские производители, но и турецкие, которые заместили европейцев после введения контрсанкций.

Потом были введены санкции против Турции по поводу плодоовощной продукции, правда, после они были сняты.

Россия расширяет собственное производство плодоовощной продукции, и есть шансы, что придет время, когда Россия вообще не будет закупать помидоры на внешнем рынке.

С одной стороны, программа импортозамещения продвигается медленнее, чем хотелось бы, а с другой — она развивается и дает свои плоды.

Хотя, конечно, хотелось бы быстрее.

— Совет Европейского союза 21 декабря намерен официально продлить санкции против России. Есть ли перспективы в обозримом будущем отказаться от этой политики взаимных ограничительных мер?

— Это вопрос политический, вопрос доброй воли европейцев. Для них это спасение лица. То есть, если они сейчас снимают санкции без каких-либо уступок со стороны России, тем самым они признают, что вся политика санкций в отношении Российской Федерации была ошибочной.

Это означает, что они нанесли достаточно серьезный ущерб собственной экономике без достижения какого-либо внятного и понятного политического результата. Это будет использовано их оппонентами в ходе политической борьбы. Поэтому эти шаги, признающие по факту поражение Европы в санкционной борьбе и потерю лица, на сегодняшний день не очень вероятны. Я думаю, что на отмену санкций уйдет еще несколько лет.

На российскую экономику продление санкций никак не повлияет. Сегодня она развивается. По нашим прогнозам, которые мы делаем в Финансовом университете, рост экономики продолжится достаточно долго.

С такими темпами, которые у нас есть, он продлится в течение всего следующего года. По крайней мере до осени 2018 года. У нас будет достаточно существенный рост ВВП: это может быть 4,6% годовых. Это много. В 2017 году у нас около 2%. Реальные доходы населения будут расти, реальные зарплаты тоже будут расти. То есть, если всё будет нормально, несмотря на санкции, следующий год будет вполне удачным для российской экономики.

Сергей Половинец, RuBaltic.Ru