Неверные представления о стратегических намерениях Ирана могут привести к военной конфронтации и эскалации конфликта, особенно благодаря решению президента США Дональда Трампа выйти из иранского ядерного соглашения

Действия Ирана в Сирии, вместо того, чтобы провоцировать военное столкновение с Израилем, в первую очередь касаются сохранения сирийского правительства, как части «оси сопротивления» — давний союз между Ираном, Сирией и другими. Иран также стремится установить баланс сил с другими региональными и международными субъектами с интересами в Сирии.

Для израильтян военное наращивание Ирана невыносимо — согласно их интерпретации событий, цель иранской кампании в Сирии состоит в том, чтобы расширить свои традиционные проектные мощности и военные объекты за ее пределами с целью уничтожения Израиля. Хотя некоторые иранские элиты могут разделять эту цель, преобладающая позиция Израиля в отношении присутствия Ирана в Сирии неправильно истолковывает настоящие иранские цели.

В «популярном» повествовании Иран одновременно изображается как расширяющийся так и пассивный, который не сможет отвечать на возможные нападения. Это мнение потенциально опасно так как недооценивает возможный ответ Ирана на агрессию Израиля.

Вместо этого Иран стремится укрепить свою непростую позицию в конкурентной борьбе между основными заинтересованными сторонами в сирийском конфликте: Турцией, США и сирийским правительством вместе со своими соответствующими союзниками. Сирия предоставляет Ирану жизненно важную свободу стратегических действий позволяя сдерживать усиление Израильских позиций в Сирии.

Разгром Сирии как государства может нанести непоправимый урон сдерживающим силам в регионе. Это мнение укрепилось среди иранских элит в начале сирийского конфликта. Правительство Ирана считает, что восстание против Асада было заграничным заговором, призванным подорвать Иран, — прямая угроза, ведущая к утверждениям «если мы потеряем Сирию, мы не сможем сохранить Тегеран».

Поэтому участие Ирана в конфликте ограничивается осуществлением рационального и ограниченного плана действий в чрезвычайных ситуациях, что было неправильно истолковано как иранский экспансионизм.

С точки зрения Тегерана, израильские удары по позициям, связанным с Ираном и его союзниками в Сирии, наряду с воинствующей американской и саудовской риторикой, направлены на то, чтобы подрывать неопределенный потенциал Ирана в сдерживании.

Иран решил, что лучший способ сохранить неизменное значение Сирии на пути сопротивления — это обеспечить возможность сирийскому государству полностью контролировало свою территорию.

Foreign Policy, США

Перевод – News Front