Заявление Минэнерго Украины, что Россия утратит статус ключевого поставщика ядерного топлива для украинских АЭС и страна перейдет на продукцию Westinghouse спорно и даже опасно. Об этом ФБА «Экономика сегодня» рассказал доцент кафедры государственного регулирования экономики РАНХиГС, старший научный сотрудник Института экономики РАН Иван Капитонов.

«На Украине уже были «неприятные моменты» с компонентами ядерной сборки топлива для АЭС, когда американские топливные стержни удавалось вытащить только в совокупности с российскими, которые использовали как арматуру – доставать пришлось сразу пучок ядерных сборок. Если заменять компоненты РФ большим количеством американских, может получиться, что из ядерного реактора украинцы их не достанут. Автоматика отключит систему и реактор придет в негодность.

Проблема была в том, что топливные компоненты Westinghouse не были адаптированы к системам охлаждения российских реакторов. Там тонкая проблема со сплавом циркония, являющимся оболочкой для наполнителя ядерной сборки – он должен быть четко приспособлен к температурным перепадам в этом реакторе. Россияские элементы, конечно, адаптированы идеально. Westinghouse нагло экспериментирует на Украине с плачевным результатом», — отмечает специалист.

Министр энергетики и угольной промышленности Украины Игорь Насалик заявил, что страна в 2018 году впервые закупит ядерного топлива у американской компании больше, чем у российской ТВЭЛ. Сейчас 60% продукции, по его словам, поставляют россияне, 40% — Westinghouse. В следующем году пропорция составит 55% на 45% в пользу американского поставщика. В марте 2017 года Westinghouse Electric объявила о банкротстве, но там заверили, что это не повлияет на поставки топлива на Украину.

«В Чехии был прецедент, когда часть топливных сборок Westinghouse даже была потеряна – от компонента отломился кусок и остался на дне реактора. Кусок был небольшим — извлечение удалось, но работу реактора пришлось тормозить. Если на Украине кусок окажется больше, процесс может быть неконтролируемым и приведет к «смерти» реактора на очень долгое время. При том, что энергетика Украины на 55% зависит от АЭС, последствия объяснять не нужно.

В 2008 году на Украине официально дали заключение: компоненты Westinghouse не подходят для АЭС страны. Но после переворота 2014 года заключение проигнорировали и договорились с США о покупке топлива. Филиал Westinghouse, занимающийся поставками сборок для советских реакторов банкротится, то есть сможет производить топливо для Украины максимум 2-3 года. Но дальше в Киеве сейчас и не заглядывают, ориентируясь на сегодняшнюю политику», — подчеркивает эксперт.

Украинская компания «Энергоатом» и Westinghouse договорились о расширении сотрудничества в сентябре 2016-го. Это единственная компания в мире, кроме России, делающая компоненты для советских реакторов АЭС. Выйти на чужой для себя рынок топлива компания пытается с конца 1990-х годов. были попытки сотрудничества с АЭС «Ловииза» в Финляндии в 1998 году, с АЭС «Темелин» в Чехии в 2007-м, на Украине с 2008-го. В Хельсинки и Праге после неудачных испытаний от американского топлива отказались, Украина же заявила об альтернативе закупок у России.

Переориентировав АЭС страны на американское топливо, Киев рассчитывал постепенно уйти от сотрудничества с «Росатомом». Эксперты не раз выражали озабоченность: американские элементы загружаются в реакторы российского производства ВВЭР-1000 и ВВЭР-440, не совпадающие по конфигурации, что чревато катастрофическими последствиями. Но Киев по политическим соображениям вопросы безопасности игнорирует. Кроме того, топливо из США дороже российского примерно на 20%.

«Киев руководствуется чисто политическими вопросами, ничем иным столь беспечный подход к атомной энергетике страны и ее безопасности не объяснишь. Возможно, присутствует в этой истории какая-то система откатов, делающая такую схему интересной для определенного круга лиц.

В перспективе Украина рискует остаться вообще без топлива, так как для Westinghouse она представляет слишком небольшой и малоприбыльный «полигон для испытаний». Альтернатив российским топливным сборкам для реакторов производства РФ и СССР не может быть в принципе. В России есть собственная «атомная школа», за которую было заплачено тысячами жизней. Эта школа и американская не взаимозаменяемы.

То есть нельзя наши топливные компоненты засунуть в американский реактор и наоборот – технологии необходимо отлаживать, что стоит очень больших денег. У Westinghouse денег явно нет, заинтересованности вкладываться в украинский проект – тоже. Это последняя страна, которая пытается заменить российские сборки на американские, и для производителя США игра не стоит свеч», — заключает Иван Капитонов.

Максим Бут, ФБА «Экономика сегодня»