Премьер-министры Литвы, Латвии и Эстонии призвали к строительству газопровода «Северный поток — 2» в соответствии с законодательством Евросоюза. До сих пор позиция прибалтийских руководителей по этому российско-немецкому проекту сводилась к истеричным утверждениям об угрозе безопасности, которую «Северный поток — 2» якобы несет странам ЕС и их восточным партнерам, и требованиям не допустить его строительства.

«Северный поток — 2» неизменно упоминался в ежегодных декабрьских встречах глав правительств Литвы, Латвии и Эстонии, и всякий раз коллективная позиция Прибалтики по этому вопросу была выражена предельно ясно.

В 2015 году премьер-министры стран Балтии заявили, что «предлагаемые Россией проекты трубопроводов, такие как “Северный поток — 2”, вступают в противоречие с целями энергетической политики ЕС в части диверсификации поставок, поскольку увеличивают зависимость ЕС от российского газа».

В декабре 2016 года Саулюс Сквернялис, Марис Кучинскис и Юри Ратас повторили ту же мысль: «Вновь отмечаем, что все новые энергетические инфраструктурные проекты должны соответствовать целям и принципам энергетической политики ЕС, остаемся приверженными тому мнению, что проект “Северный поток — 2” вступает в противоречие с политикой ЕС, направленной на диверсификацию источников поставок энергоносителей, поставщиков и маршрутов, на устранение доминирования одного поставщика и усиление энергетической безопасности».

И вот на дворе декабрь 2017 года. Тема «Северного потока — 2» в итоговом совместном заявлении глав правительств Литвы, Латвии и Эстонии занимает немного места и звучит так: «Noted that the Nord Stream 2 project, if implemented, must be in full compliance with the EU acquis and the Energy Union principles» («Отмечаем, что проект “Северного потока — 2” в случае его реализации должен полностью соответствовать законам ЕС и принципам Энергетического союза»).

Учитывая, что Германия и другие европейские сторонники строительства газопровода с самого начала говорили о соответствии «Северного потока — 2» законам ЕС и принципам Энергетического союза, такая формулировка означает, что Прибалтика больше не возражает против строительства газопровода и выходит из коалиции борцов с российско-немецким энергопроектом.

Если это правда, то новость действительно сенсационная. Страны Балтии в своем непримиримом отношении к «Северному потоку — 2» были так радикальны, что не боялись поссориться с «донорами» собственных экономик из стран «Старой Европы». Когда США де-факто пригрозили ввести санкции против немецких компаний, сотрудничающих с Россией по проекту Nord Stream 2 и Германия с Австрией возмутились американской политикой, в Прибалтике эту политику открыто поддержали.

«Привязанные к “трубе” некоторые страны Западной Европы остаются консервативными и застойными в развитии», — заявила летом этого года президент Литвы Даля Грибаускайте. Германии и Австрии Грибаускайте посоветовала быть более прогрессивными — такими, как Литва, которая использует «более современные технологии, прежде всего терминал сжиженного природного газа (СПГ‑терминал)».

«В будущем трубопроводы потеряют смысл», — увещевала Грибаускайте западноевропейских партнеров. Она напомнила, что у Литвы уже есть СПГ‑терминал, что прибалтийская республика «не зависит ни от какого трубопровода и может во всём мире выбирать газ за лучшую цену», тогда как «Европа выбирает привязку [к газовому трубопроводу], зависимость, связывает себе руки и тем самым связывает свой экономический потенциал».

То выступление Грибаускайте было феноменальным по своей наглости. Во-первых, Даля Поликарповна прямым текстом увязала санкции против немецких компаний за их сотрудничество с Россией с планами поставок в Европу американского СПГ. Официально всё-таки полагалось, что санкции вводятся для влияния на Россию, а не для очищения европейского рынка от конкурентов американцев.

Во-вторых, президент Литвы вздумала учить прогрессивности и обзывать застойными страны, которые Литву кормят. Видимо, Грибаускайте целиком полагается на защиту американцев, раз позволяет себе подобное

Если совместное заявление глав правительств Литвы, Латвии и Эстонии в части «Северного потока — 2» не протокольная ошибка и страны Балтии действительно изменили свою позицию по российско-немецкому газопроводу, то, видимо, их лидерам популярно объяснили в западных столицах, за чей счет они живут в Европейском союзе, и дали понять, что неразумно и впредь рассчитывать на деньги из еврофондов, кусая руку дающего и действуя во вред экономике Германии и других своих «доноров».

Коалиция борцов со строительством «Северного потока — 2» включает в себя США, Украину, Румынию, Польшу и страны Прибалтики. Из этих стран Соединенные Штаты Прибалтике финансовой помощи не оказывают, Польша с Румынией сами сидят на евродотациях, а Украина вовсе, как наркоман, живет от транша до транша МВФ.

Зато к сторонникам «Северного потока», которые инвестируют в строительство второй ветки газопровода, планируют заработать на этом строительстве или обеспечить энергопроект заказами, относятся Германия, Франция, Австрия, Нидерланды, Финляндия, Швейцария, Чехия, Мальта. Большинство этих стран — «доноры» Европейского союза, которые отдают в Брюссель больше, чем получают оттуда.

По отношению к дотационной Прибалтике эти страны являются спонсорами, ссориться с которыми неразумно. Поэтому если польское правительство, которому в отношениях с Брюсселем терять уже нечего, продолжает упорствовать и называет «Северный поток — 2» «крайне вредным проектом», который угрожает безопасности Польши тем, что укрепляет сотрудничество Германии и России, то прибалтийские политики, привыкшие быть в ЕС на хорошем счету, демонстрируют свою готовность идти на уступки.

Другой вопрос — удастся ли им это сделать. Ведь придется объясняться с Соединенными Штатами. Американцы борются против строительства «Северного потока — 2» не из-за какой-то там солидарности с Украиной. Их борьба с созданием общеконтинентального энергетического пространства Европы насчитывает минимум полстолетия. Точно так же в Вашингтоне протестовали против строительства нефтепровода «Дружба», газопровода «Уренгой — Помары — Ужгород» и других нефте‑ и газотранспортных систем обеспечения Западной Европы российскими энергоресурсами.

Геостратегическая цель США — разделить Европу, не дать объединить российские ресурсы с немецкими технологиями и создать союз, способный оспорить американское глобальное доминирование.

Для достижения этой цели Центральная и Восточная Европа после распада соцлагеря были превращены американцами в «буферную зону», отделяющую Россию от Германии и других западных европейцев. «Новые европейцы» стали американской группой влияния в Евросоюзе.

В частности, это относится к прибалтийским политикам — агентам влияния США. На всех этих пабриксов, ринкевичей, грибаускайте и прочих борцов с «русской угрозой» в Вашингтоне найдется папка с очень интересным компроматом. И если эти деятели откажутся делать то, что им положено (верещать о «русской угрозе»), и начнут проявлять конструктивность по тому же «Северному потоку — 2», то им о существовании этих папок напомнят.

И тогда будет одно удовольствие смотреть, как первые лица в Вильнюсе, Риге и Таллине станут дергаться между молотом и наковальней, разрываясь между финансовой зависимостью от европейцев и личной зависимостью от американцев.

Александр Носович, RuBaltic.Ru