С того момента, как стало известно, что Сузанна Ф. убита, жители немецкого Майнца говорят о страхе. Но одни боятся тех, кто стремится получить статус беженцев, другие испытывают страх перед АдГ, пишет Хелена Виттлих в статье на сайте Tagesspiegel.

Али Б., сознавшийся в убийстве Сузанны Ф., приехал в Германию в октябре 2015 года; его заявка на получение статуса беженца была отклонена в декабре 2016; он обжаловал это решение — судебного постановления по этому делу не вынесено до сих пор, поэтому он имел возможность все это время находится на территории ФРГ, говорится в статье.

На площади Гутенберга в Майнце царит тишина. Здесь на траурном митинге собрались 150 жителей города. «Сегодня единство города может оказаться под угрозой, — замечает журналистка. — Часть горожан находит в недавнем убийстве подтверждение своим страхам в отношении чужаков, другие боятся тех вещей, которые случаются, когда люди руководствуются именно этими страхами».

Бургомистр Майнца Гюнтер Бэк в ходе траурных мероприятий заявил о том, что «Майнц — не место, где правые чувствуют себя комфортно». Видимо, поэтому, пишет журналистка, в центр города пришли лишь 35 демонстрантов, мобилизованных, в частности, АдГ, с транспарантами «Кандель повсюду!» (в городе Кандель на юго-западе Германии произошло еще одно громкое убийство девушки, совершенное, предположительно, мигрантом из Афганистана. — Прим. ред.). Подобная надпись говорит в первую очередь о том, что этим демонстрантам «нет никакого дела до Сузанны Ф. и ее убийцы», пишет Виттлих, «для них все это политика».

За время пребывания на территории Германии Али Б. неоднократно попадал в поле зрения полиции в связи с правонарушениями различной степени тяжести. После убийства ему и семи членам его семьи удалось выехать из Германии в Ирак, сообщает автор.

«Вырисовывается определенная схема: моменты в биографиях уже осужденных или предполагаемых убийц девушек и женщин в Фрайбурге, в Канделе и во Флензбурге демонстрируют схожие черты. В берлинском Тиргартене летом прошлого года чеченец, которого не должно было быть в стране, совершил убийство женщины. В декабре 2016 года опытный преступник, выходец из Туниса, угнал грузовик и совершил теракт на рождественской ярмарке в Берлине», — передает Виттлих.

Поимка Али Б. в Ираке, говорится в статье, удалась, в числе прочего, благодаря содействию властей автономного региона Курдистан на севере Ирака — он был схвачен сотрудниками спецподразделений. Предполагаемый убийца был доставлен в Германию, «власти которой позволили ему беспрепятственно покинуть территорию страны».

Преступление вызвало резонанс, и именно это, скорее всего, побудило канцлера Меркель прокомментировать произошедшее. Находясь на саммите в далекой Канаде, она заявила о «гнусном убийстве» и «непостижимых страданиях, которые обрушились на жертву и ее семью и тронули всех, в том числе и меня».

Затронуло преступление и Рамина Мохабата, выходца из Афганистана, пишет автор статьи. Через день после задержания Али Б. в Ираке Рамин начал подозревать, что обвинения против предполагаемого убийцы могут повлиять и на его жизнь.

«Рамин с друзьями хотел попасть на народные гулянья в Хофхайме (федеральная земля Гессен). Не успели они появиться на празднике, рассказывает он, как к ним приблизилась группа молодых людей: «Что вы тут забыли? Проваливайте!» Потом появились и другие», — передает журналистка.

«Я испугался», — рассказывает молодой человек. «Во второй группе я заметил турок». Он заметно нервничает — в последние дни его то и дело задевают в общественном транспорте, ему не хочется выходить на улицу. «Я должен жить с этим. Здесь я начал все с нуля, я не смогу повторить все снова», — говорит Рамин. Ему 29 лет, на родине он работал журналистом, в Германию приехал три года назад, начал учить немецкий язык — через два семестра он закончит курсы и хочет пойти учиться дальше.

«Какой-то идиот что-то сделал, и теперь мы все виноваты, — говорит он. — Думаю, все будет только хуже».

Хуже стало в первую очередь Сузанне Ф. и ее маме, пишет автор. 1 июня мать девушки обратилась через Facebook к Ангеле Меркель, сетуя на то, что чувствует себя оставленной на произвол судьбы как государством, так и полицией. Ее дочь пропала 22 мая, и на тот момент не было обнаружено и зацепки, которая могла пролить свет на ее исчезновение.

«На ее странице в Facebook развернулась дискуссия относительно миграционной политики ФРГ. «Меркель во всем виновата», — кричали правые. «Тот, кто не голосует за АдГ, берет часть вины на себя».

Полиция, как пишет журналистка, искала Сузанну Ф. не в полную силу. Девушка с начала года регулярно прогуливала школу и не появлялась дома. «Теперь на ее похороны собирает средства весь район», — говорится в статье.

В Майнце и Висбадене, расположенном по другую сторону Рейна, прошло в общей сложности семь демонстраций. В субботу сторонники правой АдГ требовали «реальных последствий», как гласили надписи на транспарантах. Председатель фракции АдГ в парламенте Рейнланд-Пфальца Уве Юнге заявил о «доверчивости массы населения», к которой относилась и 14-летняя жертва, поплатившаяся за свое доверие жизнью. «О том, почему убийство Сузанны Ф. является политическим, политик пояснил в интервью, указав, что это преступление ставит под сомнение нынешнее миграционное законодательство», — передает автор.

Женщина, выступившая в ходе акции, которую в субботу вечером в Майнце устроили сторонники левых сил, выразила соболезнование матери убитой девушки. Дрожащим голосом она сказала, что сама мать и не представляет, каково это потерять ребенка таким образом. «Тем более отвратительно то, что правые, как стервятники, дожидаются, когда что-то подобное случится», — заявила она.

Материал представлен в пересказе InoPressa

Оригинал публикации Tagesspiegel, Германия