Журналистка американской NBC Мегин Келли в ходе интервью с Владимиром Путиным задала, как считается, каверзный вопрос: «Присмотрели ли Вы какого-нибудь последователя, есть ли у Вас уже кто-то на уме?» Ответ был стандартным, поэтому тревогу американцев не развеял
Мегин Келли

Надо сказать, не только американцы, но и наша либеральная общественность готовится к худшему: после 2024 года Владимир Путин все равно останется у власти, так как конституцию изменят. Например, придумают для него пост какого-нибудь председателя Госсовета, который фактически и будет руководить страной. Они не скрывают: эта мысль им кажется чудовищной и мешает с оптимизмом смотреть в будущее.

Путин на вопрос о преемнике ответил так:

Я с 2000 года об этом думаю. Думать не вредно, но в конечном итоге выбор все равно будет за российским народом. Все равно, симпатизирую я кому-то или, наоборот, мне кто-то не нравится — кандидаты придут на выборы, и в конечном итоге окончательное решение примут граждане Российской Федерации.

То есть, отделался обтекаемой формулировкой.

Однако этот важный вопрос действительно волнует миллионы: уйдет он на покой или нет? Причем, волнует не столько либералов или американцев, сколько большинство россиян. Все же здравомыслящих людей, которые адекватно, а не эмоционально оценивают деятельность главы государства, в России куда больше.

Попробую ответить вместо Путина, раз он стесняется.

Если с американцами удастся обо всем договориться — то есть, если они признают многополярное мироустройство, станут уважать суверенитеты государств — членов ООН, отложат агрессивные планы в отношении России и Китая, перестанут на ходу, в зависимости от конъюнктуры, менять ими же установленные правила торговли, то действующий президент уйдет на заслуженный отдых. Ему просто нечем будет заняться в Кремле.

Если же в ближайшие шесть лет напряжение в мире возрастет и реально приблизится начало третьей мировой войны, то как приличный человек, ощущающий груз ответственности за судьбу Родины, Путин перекладывать ее на преемника не станет.

То есть, выбор за американцами: не хотят Путина — значит, должны изменить поведение на мировой арене. Сабли в ножны, язык прикусить, интриги прекратить.

Так что прежде чем задавать вроде бы каверзный вопрос российскому президенту о преемнике, они должны спросить себя сами: а способны ли мы измениться и стать цивилизованной державой, которую не боятся, а уважают?
P.S.

Пресс-служба Кремля опубликовала полную версию интервью Владимира Путина американскому телеканалу NBC. Которое вызвало странную реакцию даже у адекватных комментаторов: по их мнению, президент не смог убедить ведущую Мегин Келли.

На самом деле, это так и есть: Мегин Келли, выполняя редакционное задание, некоторые особенно важные вопросы повторяла по нескольку раз, пытаясь добиться нужного ответа. Например, о вмешательстве России в американские выборы, которое в США считается доказанным.

Сбить с толку Путина ей, конечно, не удалось — и не такие пытались.

Но оценивая интервью, нельзя забывать, что это была не дискуссия двух людей, которую мы тайно подсмотрели, а журналистская работа, которую увидели миллионы американцев. Мегин Келли лишь посредник между лидером России и зрителями.

Поэтому правильно вопрос должен звучать так: убедил ли Путин десятки миллионов зрителей телеканала NBC?

А вот тут могут быть разные мнения — умных убедил, тупых, разумеется, нет. Но в том и другом случае счет идет на миллионы. Так что итог интервью, как ни крути, для нас позитивный: миллионы американцев Путин убедил в своей правоте.

Мегин Келли может оставаться при своем мнении. Это всего лишь одна американка.

Павел Шипилин