Вчера российский сторожевой корабль «Аметист» задержал рыбацкое судно у берегов Крыма

После того как российский корабль береговой охраны «Аметист» задержал у мыса Тарханкут украинское рыболовецкое судно, в Киеве случилась легкая паника. МИД начал писать ноты, лидеры общественного мнения — высказываться, соцсети гневаться и грозить небесными карами в Гааге, Страсбурге, ООН, ОБСЕ и в других авторитетных городах и организациях.

Между тем, команда из пяти рыбаков сегодня заперта где-то в СИЗО и ждет своей участи. Причем, помощник руководителя Государственной пограничной службы Украины Олег Слободян уже заочно признал их вину.

— Мы сейчас еще изучаем все обстоятельства этого инцидента. Судно было оформлено на вылов рыбы согласно установленному порядку. Оно имело все разрешения, но на вылов рыбы в пределах территориального моря, или 12-мильной морской зоны. Судно не оформлялось для выхода за линию государственной границы Украины, и сказать, каким образом и почему судно нарушило государственную границу Украины и оказалось в той зоне, которая считается нами временно населенной РФ, пока трудно.

Обратите внимание на мягкость формулировок: не «оккупированной», а «населенной». До украинских официальных лиц, похоже, стало доходить, что любое действие провоцирует противодействие. Третий закон Ньютон, кажется.

Раньше, до инцидента с «Нордом», такие нарушения российские пограничники украинским рыбакам легко прощали. Теперь — нет.

Украина никак не может найти ответ на вопрос «а нас за шо?», европейская нация находится в постоянном поиске еще с шумерских времен. Но, кажется, близка к истине. Хотя до сих пор удивляется ответной реакции.

Впрочем, всегда найдутся люди, предпочитающие морской бой мирному сосуществованию и полностью игнорирующие сакраментальный вопрос. Адмирал запаса Игорь Кабаненко считает, что разрешить конфликтные ситуации поможет новая морская политика и военно-морская стратегия.

— Военные конвои могут и не понадобиться, вместе с тем в определенных условиях это может стать единственным способом обеспечить безопасность морских коммуникаций на стыке двух морей. В таком случае любые меры по задержанию или осмотру судов конвоя будут квалифицироваться как нападение на военный конвой, то есть акт агрессии, с соответствующими правами и обязанностями военных кораблей по ее отражению.

Вы поняли, к чему призывает адмирал: к войне. Потому что уверен в победе — его собственный ратный опыт ему о ней нашептывает в оба уха. И я вполне допускаю, что киевские провокаторы его тоже услышат — они как раз ищут повод для выяснения отношений с Россией. Причем, желательно, чтобы повод был погорячей.

В этой связи мне стало интересно, что собой представляют сторожевые корабли проекта 22460 (проектный шифр «Охотник»), один из которых, «Аметист», задержал украинский траулер. Ну, не выдвигать же против украинских надувных лодок эсминцы и фрегаты. Как-то неловко даже.

Оказывается, вооружены они очень даже неплохо. Вот что нам рассказывает Википедия:

1 × 6 × 30-мм автоматическая артиллерийская установка АК-630;

2 × 1 × 12,7-мм пулемет «Корд».

Также возможно размещение пусковых установок ПКР «Уран» и артустановок А-220М. В кормовой части корабля смонтирована взлетно-посадочная площадка, которая может быть оборудована складным палубным ангаром-убежищем для одного легкого вертолета типа Ка-226 или «Ансат». Также на кораблях получат прописку БПЛА Gorizont G-Air S-100.

Мне кажется, для того, чтобы пресечь украинские поползновения, пары таких «Охотников» вполне достаточно. В Крыму их пока три, в Азовском море два. В общей сложности должно быть построено три десятка для всех акваторий, но, судя по всему, не меньше трети придется отправить патрулировать Черное море.

Слишком много буйных голов сегодня правят бал в Киеве. И все им спокойно не живется, вечно ищут приключений на свои головы. Те самые, буйные.

Павел Шипилин