Само по себе событие вроде как совсем местное: в штате Луизиана, США, отделение Демократической партии решило больше не устраивать ежегодный торжественный ужин в честь Томаса Джефферсона и Эндрю Джексона. То есть ужин есть, а названия нет. Это, кстати, люди, без которых именно Луизианы могло бы и не быть вообще. Перед нами, конечно, «украинский» сюжет в чистом виде, что-то вроде местного «ленинопада». Но суть его не в том, что Америка, оказывается, болеет той же заразой, что и Украина (а мы злорадствуем). Суть в том, что от этой болезни умирают, — а зачем нам нужна умирающая Америка? Нам нужно, чтобы она была нормальной.


О вреде рабовладения

Начнем вот с чего: можно, конечно, смеяться над краткостью американской истории, но вообще-то это замечательная история, переполненная удивительными людьми. Исторические личности редко творят только одно добро, но они всегда оставляют потомкам уроки своих побед и поражений, хороших дел и зверств. Эти уроки — то, на чем основываются нации. А американская нация есть. В том числе потому, что у нее были Джефферсон и Джексон.

Это не только, соответственно, двух- и двадцатидолларовая банкноты. Джефферсон вообще-то считается главным из отцов — основоположников государства, философом, чьи идеи вошли в Декларацию независимости. А еще он, будучи на посту президента, купил в 1801 году у Наполеона территории, в том числе составляющие основную часть нынешней Луизианы. И эта сделка вдвое увеличила территорию тогдашних США.

А генерал Джексон эти земли защитил от тогдашней сверхдержавы — Британской империи, которая не признала сделку США с Наполеоном. Америка воевала с Лондоном не один раз, а два — второй раз в 1812 году, командовал Джексон. Та битва при Новом Орлеане была названа чудом и впоследствии привела Джексона на пост президента.

Нам может не нравиться, например, истребление поселенцами коренного населения или — если вы любите Британию — даже сам факт возникновения самопровозглашенных США. Но, повторю мысль, для самих американцев все по-другому. Это их страна, их наследие.

В чем же провинились эти два деятеля перед луизианскими демократами? А они же были рабовладельцами.

Это примерно как если бы у нас кто-то начал выбрасывать из библиотек книги Пушкина оттого, что у него было 200 душ крепостных крестьян. Кстати, в советское время поначалу такие мысли (и действия) считались правильными, а потом радикалов вежливо попросили не беспокоиться. Потому что в тогдашнем СССР поняли, что такое история и культура.

В США демарш луизианских демократов — совершенно не одноразовая дикая акция. И сравнение с Украиной, громящей памятники людям, которые ее создавали в нынешних границах (Ленину и другим), или переименовывающей улицы, тут вполне уместно. В США массово борются за смену названий улиц, сносят памятники. В Новом Орлеане пытались убрать памятник его спасителю — тому самому Эндрю Джексону. Но главная битва идет вокруг «уязвимых» объектов — памятников героям Юга, побежденного Севером в 1860-х. Тоже по причине того, что это были рабовладельцы, да и вообще войну они проиграли — как не снести.

Но ведь раньше не сносили. А сегодня в Техасе ведут войну против памяти Сэма Хьюстона (его имя носит одноименный город). В черный список кроме Джефферсона и Джексона попал Джеймс Мэдисон. Все рабовладельцы. Скоро не останется никого из основоположников, которых не пытались бы свергнуть.

Посмотрим, кто это делает и зачем.
Демократия убивает

Мы с того, собственно, и начали: это делает Демократическая партия США. Кстати, ежегодный обед, на котором собирается ее основной актив в штате, поначалу и задумывался в память о тех самых Джефферсоне и Джексоне.

Но сегодня демократы действуют по стране в целом по старой, знакомой схеме — гнездом радикализма служат высшие учебные заведения (преподавательский состав, напомним, в США за последние лет 20 стал поголовно демократическим). Это оттуда набегают банды юных радикалов и нападают на памятники. Подключаются и иные неправительственные организации. А потом партийные лидеры стараются превратить это в политику. То есть в полную смену национальной идеологии, отказ от своих корней.

Нам есть что сказать насчет идеи отцов — основателей американского государства по поводу «страны свободных», о том, как свобода на самом деле выглядела вчера и выглядит сегодня. Но — хотя бы теоретически — для каждого американца с детства эти идеи существуют (существовали?) в качестве идеала. Демократы на наших глазах эти идеалы начали уничтожать и заменять своей «корректностью».

Штат Луизиана — второй в США после Миссисипи по численности черного населения (32%). И никак не секрет, что среднеарифметический республиканец — это, скорее, белый человек, многоцветность же — удел демократов. А в Луизиане и подавно.

У нас не только раньше, а и сейчас модно думать, что угнетенные негры — наши естественные союзники по подрыву США изнутри. Но давайте посмотрим на этих «союзников» внимательнее: это люди, которые начали с того, что заставили всю нацию не произносить слово «черный», заменив его бредовым «афроамериканцем». И добрее после этого они не стали. Угнетенные редко бывают хорошими людьми — им не с чего такими становиться. Вот сейчас они направляют усилия «глобальных» демократов по избавлению Америки от ее истории и культуры с дальней целью выбросить из учебников всех, кто когда-то владел черными рабами. Их можно было бы жалеть, если бы не исходящая от них перманентная агрессия против страны, где они живут и чьими гражданами являются.

Я это к тому, что в гражданской войне 1860-х Российская империя поддержала боровшийся с рабовладением Север. В тлеющей сегодня новой гражданской войне, хочется надеяться, мы как минимум не будем занимать ни одну сторону.

Почему я думаю, что возможна именно война: потому что в рамках правил, именуемых демократией, американскому обществу справиться с демократической (глобалистской, антинациональной и прочей) заразой невозможно. Так же как Европа не имела шансов справиться с недавним наплывом мигрантов, пока она не начала менять правила — по факту закрывая потихоньку свои границы. А чтобы решать проблему дальше, надо вслух сказать, что демократия в ее сегодняшнем виде убивает (людей и нации). Томас Джефферсон, правда, не согласился бы, сказав, что это не демократия, а ее извращение.

И насчет Украины. Можно, конечно, ехидно напомнить американцам: вы поддерживали в этой стране нынешних борцов с памятниками, историей и культурой. Как вам это нравится на собственной территории? Кто-то из них ответит, что в украинской трагедии виноваты те же демократы и их преступная идеология, а не вся Америка.

Но большинство в ответ спросит: а Украина — это где?

Дмитрий Косырев, РИА

Метки по теме: ; ; ; ; ;