Брекзит – значит не Брекзит

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй позиционирует себя как сторонник Брекзита – идеи выхода страны из ЕС, за которую на референдуме 2016 года проголосовало почти 52% избирателей. «Брекзит – значит Брекзит», — говорила она. Однако на деле позиция премьера оказалась гораздо ближе к линии, которую занимает значительная часть британского глобалистского истеблишмента.

Эти уважаемые люди всегда были против Брекзита, и не собирались признавать результаты прошедшего в июне 2016 года референдума. Чтобы понять «почему» достаточно лишь взглянуть на карту голосования. Почти все крупные города голосовали против выхода из Евросоюза, тогда как «за» голосовала, в основном, английская глубинка. Получается, что «деревенские» навязали свою точку зрения образованному городскому классу, считающему себя солью земли британской – и неудивительно, что элиты, считающие мнение деревенских несущественным и непрогрессивным, пытаются его саботировать.

Именно это, по сути, и делала госпожа Мэй. Она всячески пыталась отсрочить дату выхода страны из ЕС, а также заключить с Брюсселем такую сделку, которая выхолостит Брекзит, сделав его этаким «выходом по-английски» — то есть не прощаясь.

6 июля госпожа Мэй собрала кабмин и представила окончательный план этой стратегии.  По сути, он подразумевает сохранение тесных экономических связей с ЕС, а также создание зоны свободной торговли с европейскими государствами даже после выхода Соединенного Королевства из Евросоюза. Кроме того, Великобритания частично признает юрисдикцию судебной системы ЕС, и обязуется подчинятся ее решениям.
С приветом из колонии

Понятно, что этот план не понравился многим министрам, однако Мэй была непреклонна – она заявила, что дискуссии окончены, и те, кто не согласен с данным планом, должны покинуть правительство. И на первый взгляд казалось, что ей удалось продавить министров – все они подписались под данным планом. Однако как только встреча закончилась началась Фронда. Сначала кабмин покинул министр по делам Брекзита Дэвид Дэвис со своими замами, а потом их примеру последовал и глава Форин Оффис Борис Джонсон.

Вышли они, понятно, хлопнув дверью. Так, эксцентриный министр иностранных дел обвинил Терезу Мэй в том, что под ее руководством страна «идет к полу-брекзиту, когда значительная часть экономики Великобритании остается в системе ЕС, а Соединенное Королевство не будет иметь контроля за этой системой». Концепция «мягкого Брекзита» по мнению Джонсона, лишь показывает мягкость британского правительства и приведет к ужесточению позиции Брюсселя, почувствовавшего слабину Лондона. Собственно, тут с Джонсоном не поспоришь. Главный переговорщик по Брекзиту со стороны ЕС Мишель Барнье уже заявлял, что Брюссель не позволит Британии сохранить лишь зону свободной торговли товарами, без других условий свободного рынка (свободного перемещения услуг, людей и капиталов). А если Великобритания остается в зоне свободного рынка с ЕС, то это уже никакой не Брекзит. В результате, по мнению Джонсона, при нынешнем курсе, Великобритания получит не Брекзит, а «статус колонии».
Балласт

Естественно, центральные британские СМИ не оценили «патриотизм» Дэвиса и Джонсона, назвав их, по сути, популистами и саботажниками. Financial Times заявила, что Дэвид Дэвис вообще не делал свою работу – в промежутке с января по июнь 2018 года он встречался со своим европейским визави Мишелем Барнье всего три раза, и потратил на диалог с ним в совокупности аж 4 часа! И это при том, что время не ждет. Формально Британия должна выйти из ЕС уже менее через год – к марту 2019 года, а значит уже к октябрю 2018 (то есть за полгода до выбора) нужно договориться об условиях Брекзита, а также методах его имплементации. Если к октябрю сделки не будет, то высока вероятность того, что Британия выйдет из ЕС либо вообще без всяких альтернативных соглашений, либо они будут заключены на коленке и не успеют вступить в силу – а значит стране грозят многомиллиардные убытки, паника на рынке и снижение инвестиционного климата.

Джонсона же обвинили в популизме и политикантстве. «Он когда-то позиционировался как либерал, а сейчас строит из себя популистского лидера крайне правых националистов. Он бывший мэр Лондона, выступавший за единый рынок (со странами ЕС – прим. ред.), но теперь ушедший в отставку потому, что премьер-министр попыталась сохранить для британских компаний возможность торговать с ЕС», — пишет Ян Биррелл, бывший спичрайтер бывшего премьера Дэвида Кэмерона. Другие СМИ писали о том, что Джонсон, как и Дэвис, не исполнял свои обязанности так, как должен. Он был слишком эксцентричен для поста главы МИД (консервативной, по сути, структуры), и потому был нерукопожатной фигурой для многих своих иностранных визави.

Впрочем, вне зависимости от позиции либеральных СМИ ясно одно – публичный демарш Дэвиса и Джонсона продемонстрировал шаткость нынешнего британского кабинета. По словам представителя российского МИД Марии Захаровой, «всё отчетливее проступают контуры правительственного кризиса», и «оставаться в этой дырявой шлюпке не захотел даже британский король политической эксцентрики».
Солсбери 2.0

Да, возможно шлюпка не утонет – радикальные консерваторы (сторонники жесткого Брекзита) пытаются наскрести голоса для объявления вотума недоверия премьеру, но Мэй, скорее всего, удастся удержаться на плаву. Возможно, опять же с помощью российского фактора. Напомним, что при предыдущем кризисе правительства было придумано дело в Солсбери, которое должно было сплотить нацию и консервативную партию против «Российской угрозы», а заодно и потеснить с заголовков британских газет новости о проваленных переговорах по Брекзиту. Сейчас же правительство попыталось создать Солсбери 2.0 – раскрутить отравление двух героиновых наркоманов в Эймсбери как, выражаясь языком министра обороны Великобритании Гэвина Уильямсона, «нападение России на британскую территорию».

Впрочем, даже если шлюпка все-таки останется на плаву, репутация гребца все равно останется подмоченной. Во-первых, среди разочарованного электората, который уже начинает окучивать оппозиция. «В ее правительстве хаос. Если она удержится, то будет ясно, что она цепляется за власть в своих собственных интересах, а не служит народу нашей страны», — заявил лидер лейбористов Джереми Корбин. Во-вторых, среди евробюрократов. Которые, судя по всему, потеряли остатки уважения к Лондону, и выступают с откровенно оскорбительными комментариями. «Жаль, что идея Брекзита не ушла вместе с Дэвисом и Джонсоном, — говорит глава Евросовета Дональд Туск. — Политики приходят и уходят, но проблемы, которые они создали для людей, остаются, а проблема Brexit остается одной из самых больших в отношениях ЕС и Великобритании».

Не поспоришь.

Геворг Мирзаян,
специальный корреспондент журнала «Эксперт», доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ

«Expert Online»