Правильное понимание истинных мотивов военно-стратегических усилий Китая абсолютно необходимо для выстраивания с ним добрососедских отношений на долговременную перспективу

Западные военные эксперты отмечают бурный прогресс Китая в деле военно-стратегического освоения спорных островных архипелагов в Юно-Китайском море. Снимки из космоса, которыми сопровождаются данные сообщения, действительно впечатляют.  Сразу видно, что китайцы вкладываются в это дело по максимуму и за ценой не стоят.

Вполне очевидно, что на реализацию этих проектов, каждый из которых предусматривает создание на основе небольшого морского рифа приличного острова с полноценной военной базой, включающей аэродром и склады оружия,   направляются многие миллиарды долларов. По сути, китайцы, в дополнение к своему бурно развивающемуся авианосному флоту, строят в открытом море своего рода неподвижные «авианосцы», обладающие сравнимым боевым потенциалом,  как ударным, так и оборонительным.

Кстати, эта весьма богатая творческая  идея сама по себе нуждается в осмыслении. А возможно и в практическом приложении к военно-стратегическим нуждам Российской Федерации.

На фоне таких широкомасштабных и явно целенаправленных усилий Китая, бытующие в мировой (читай западной) прессе различные объясняющие версии, выглядят все менее убедительно. Общая суть таковых предельно проста – агрессивный китайский экспансионизм. Варианты могут быть разными – от вполне вздорной теории, что всё это делается ради  борьбы за рыбные промыслы, до неодолимого желания пободаться с соседями и показать им — кто в море, а заодно и в мире, хозяин. И, конечно же —  это попытки Китая взять под контроль местные потенциально нефтегазоносные морские акватории.

Если бы дело ограничивалось только  активностью КНР в районе островов Южно-Китайского моря, то тогда эти версии могли бы иметь какой-то вес. Однако фоном для данной активности является  еще более грандиозная военная деятельность с явными признаками единого глобального плана, в рамках которого острова Спратли играют существенную, но далеко не уникальную роль.

Дело в том, что этот архипелаг лежит на одном из самых оживленных морских путей на планете, по которому, что самое важное, проходит основная артерия снабжения Поднебесной энергоносителями. Вот что пишут по этому поводу осведомленные люди:

«Это второй наиболее часто используемый морской путь в мире. Более 50% мирового годового оборота торгового флота проходит через Малаккский пролив, Зондский пролив, и пролив Ломбок. Сквозь один только Малаккский пролив в день проходит до 10 миллионов баррелей сырой нефти.  В таких условиях даже скоротечное военное противостояние может обернуться фатальными последствиями для экономики, как Китая, так и всего мира. Но учитывая производственный потенциал китайской экономики и огромное количество населения, зависимость от регулярных и стабильных морских поставок является для КНР экзистенциональным».

Думаю, вы согласитесь, что борьба за право беспрепятственно ловить рыбу и даже разрабатывать полумифические местные месторождения, выглядит достаточно бледно на фоне жизненной зависимости полуторамиллиардной страны от фактически единственного пути снабжения нефтью с Ближнего Востока.
Основной маршрут доставки ближневосточной нефти в Китай упирается прямо в острова Спратли

Очевидно, что именно эту критической важности проблему и пытаются решать китайцы, сооружая на здешних рифах свои неподвижные авианосцы и одновременно отбиваясь от всё более наглых поползновений американцев, которые очень хотят ногою твердой стать при этом море, чтобы в случае чего иметь возможность перекрыть Китаю «кислород»,  роль которого играет импортный нефтегаз .

Впрочем, почему это «в случае чего»? Разве США уже сейчас не заинтересованы иметь против Китая такой инструмент давления? Особенно в свете их маниакальной идеи всемирного «управляемого хаоса». Основная суть которой — сделать так, чтобы все деньги и производственные мощности, однажды сбежавшие на Восток, снова устремились в Америку – этот единственный оазис нерушимого благополучия.

Именно поэтому противостояние вокруг этих островов кипит во всю уже сегодня, хотя классическая война вроде бы еще не началась.

Но не будем забывать, что Южно-Китайское море – только конечный этап  восточного нефтяного маршрута. И поэтому у китайцев не только оно является поводом для головной боли. Для того, чтобы надежно уберечь Поднебесную от энергетической блокады, требуется реализовать куда более обширные проекты. Именно поэтому сегодня на Африканском роге – в Джибути такими же бешеными темпами строится и укрепляется первая в истории современного Китая зарубежная военно-морская база. Разумеется — под благовидным предлогом борьбы с пиратами и прочей местной живностью. Однако её расположение на одном из ключевых мировых торговых маршрутов – у входа в Красное море говорит само за себя. Китайцы и здесь явно готовятся защищать свои интересы самым  решительным образом.

Однако и это еще не конец истории. Потому что между Джибути и островами Спратли простирается немаленький Индийский океан, через который как раз и идут в Китай танкеры с нефтью, а из Китая контейнеровозы с продукцией этой мировой фабрики. Океан, представляющий, в военном отношении, настоящую черную дыру для китайцев. Посреди которой находится далеко не дружественная Индия. Власти Нью-Дели как раз сейчас, под аплодисменты тех же американцев, развернули масштабное строительство авианосцев и атомных субмарин, вполне способных перерезать эту жизненную артерию Китая.

Именно поэтому, в КНР прилагают сегодня колоссальные усилия для создания достойного противоядия этой угрозе –своего «флота открытого моря», во главе со сверхмощными авианосцами. Авральные темпы строительства которых как раз и соответствуют важности задачи, которую следовало решить еще вчера.  Китайцы явно не намерены ограничиваться только отдельными посещениями Индийского океана и собираются прикрывать свои транспортные артерии здесь на постоянной основе. Именно поэтому, они отказались в дальнейшем делать ставку на авианесущие крейсеры советского образца с их ограниченными возможностями. И уже приступили к проектированию, а возможно и строительству, полноценного авианосца классического типа.
Строительство второго авианосца КНР по образцу советского ТАВКР «Варяг» идет ударными темпами. На очереди — запуск программы китайских суперавианосцев, аналогичных американским типа «Нимиц».

Они строят именно океанский флот, включающий мощные ракетные эсминцы сопровождения авианосцев.  И, пожалуй, самое главное – огромные корабли снабжения, которые могут обеспечить оперативную устойчивость флота на очень долгое время. Кроме того, уже на протяжении нескольких лет в СМИ появляются сообщения о том, что Китай ведет переговоры о создании целой сети военных баз в Индийском океане, в рамках так называемой концепции «Жемчужная нить».
1 сентября 2017 года в порту Гуанчжоу прошла церемония передачи ВМС НОАК корабля комплексного снабжения проекта 901. Головной корабль Hulunhu / 呼伦湖 (бортовой номер «956») Водоизмещение 55 тыс. тонн.
В июне 2017 г. в КНР был спущен на воду первый океанский эсминец проекта 055. Водоизмещение около 12 тыс. тонн. Основное вооружение –свыше ста пусковых установок для крылатых и зенитных ракет.

Таким образом, все эти вроде бы отдельно существующие факты, весьма удачно дополняют друг друга и прекрасно вписываются в общую картину воплощения грандиозного китайского замысла  радикального переформатирования мирового военно-стратегического баланса с  целью гарантированного обеспечения бесперебойных поставок энергоносителей в Китай на обозримое будущее.

Само собой разумеется, что указанные выше сугубо военные усилия КНР будут, по мере необходимости, дополняться и широкой гаммой политико-специальных мероприятий, нацеленных на создание максимально благоприятного геополитического фона на всем протяжении этого трансконтинентального маршрута.

Но китайцы слишком мудры для того, чтобы складывать все яйца в одну корзину. Поэтому они параллельно и тоже очень активно работают и над запасным вариантом своего национального энергоснабжения. Чтобы при любых обстоятельствах не остаться у разбитого корыта. Именно в этом, заключен, на наш взгляд, основной смысл активно продвигаемой ныне Китаем концепции «Великого шелкового пути». При том, что указанный «путь» официально преподносится, прежде всего, как канал сбыта китайских товаров в Европу, что вполне соответствует действительности, его главное предназначение видится, все же, иным. А именно – обеспечение Китая резервным  северным  маршрутом импорта энергоресурсов в случае кризиса  маршрута южного. Именно поэтому китайцы стремятся проложить этот путь через страны, с которыми они  гарантированно будут иметь стабильные отношения даже в условиях мирового кризиса – Пакистан, Иран, Турция, бывшие советские республики Средней Азии и Россия. Иранская и вообще ближневосточная нефть в случае крайней необходимости может транспортироваться в КНР и северным маршрутом. Точно так же,  как и  российский нефтегаз.

Таким образом, на основании вышеописанного можно сделать вполне обоснованный вывод, что Китаю нисколько не свойственен тот безудержный агрессивный экспансионизм, который пытается приписать ему лживая западная пропаганда. Китай вполне доволен своим нынешним положением в мире и естественным ходом нынешнего мирового развития. А те политические и военно-политические меры, которые он сегодня принимает, продиктованы вполне оправданной заботой о собственном выживании в том крайне опасном месте, которым стал современный мир.

Кстати говоря, такая стратегическая ставка Китая на мировую стабильность и безопасность своих торговых путей означает, что и в отношении государств бывшего СССР, он будет занимать аналогичную позицию. Рассчитывая именно на взаимовыгодное сотрудничество с ними и, прежде всего, с Россией.

Что, разумеется, создает весьма благоприятную почву для развития отношений между Москвой и Пекином на историческую перспективу. В том числе и в видах совместного противостояния тем действительно темным силам, которые сделали ставку на мировой хаос и все еще надеются им управлять.

Юрий Селиванов, специально для News Front