Заслуживает ли Дональд Трамп Нобелевской премии мира

Группа американских конгрессменов выдвинула президента США в качестве кандидата на получение важнейшей миротворческой награды планеты. В своем письме в Нобелевский комитет законодатели отмечают заслуги Трампа в налаживании отношений Северной и Южной Кореи и денуклеаризации Корейского полуострова. Меж тем, даже несмотря на апрельский межкорейский саммит, перспективы мира и добрососедских отношений Пхеньяна и Сеула пока остаются лишь перспективами. Об уместности выдвижения кандидатуры Трампа на Нобелевскую премию и шансах на признание миротворческих заслуг человека, не скупившегося на воинственную риторику в адрес КНДР
За гуманизм и дело мира

Идею выдвижения Трампа на Нобелевскую премию мира в самом конце апреля озвучил влиятельный сенатор-республиканец Линдси Грэм, а через несколько дней достойным кандидатом на глобальную награду, которая с 1901 года вручается человеку или организации, внесшим весомый вклад в дело укрепления мира на планете, его сочли и в нижней палате американского конгресса. Письмо от имени члена палаты представителей Люка Мессера, направленное главе норвежского Нобелевского комитета, подписали еще 17 законодателей-республиканцев. Заслуги номинанта они, в частности, увидели в том, что Трамп «безустанно оказывал максимальное давление на Северную Корею, чтобы положить конец ее незаконным оружейным программам и принести мир в регион».

По убеждению однопартийцев президента США «его администрация успешно объединила международное сообщество, включая Китай, с целью введения одного из наиболее успешных международных санкционных режимов за всю историю». «Санкции подорвали северокорейскую экономику и считаются одной из главных причин, в силу которых Северная Корея оказалась за столом переговоров», — убеждены авторы инициативы. «И хотя Северная Корея на протяжении десятилетий уклонялась от требований международного сообщества, направленных на прекращение агрессии, применяемая президентом Трампом политика достижения мира путем силы работает и приносит мир на Корейский полуостров», — уверены законодатели.
Эффект саммита

Одной из главных заслуг администрации Трампа, работающей без малого полтора года, в урегулировании ситуации на Корейском полуострове считается встреча лидеров КНДР и Республики Корея, прошедшая 27 апреля на границе двух государств. Саммиту предшествовала, в частности, поездка в регион Майка Помпео (формально он побывал там еще в роли директора ЦРУ, хотя вопрос о его назначении госсекретарем на тот момент был, по сути, уже предрешен) и его встреча с северокорейским лидером Ким Чен Ыном.

Главным итогом исторических переговоров Кима и его южнокорейского коллеги Мун Чжэ Ина стала совместная декларация, в которой руководители двух государств обязались, в частности, стремиться к всеобщему разоружению, добиваться заключения мирного договора (формально страны остаются в состоянии конфликта с момента прекращения Корейской войны в 1953 году) и работать над полной денуклеаризацией Корейского полуострова.

Огромный положительный эффект от встречи Кима и Муна налицо, однако надежды на окончание оружейных программ Севера пока остаются всё же только надеждами. Специалисты отмечают, что саммит имел прежде всего символический эффект, а реальное достижение продекларированных на встрече целей может растянуться на неопределенный срок, а то и вовсе сорваться — например, с учетом зачастую трудно прогнозируемого поведения Пхеньяна. Как указывает профессор сеульского Университета Кунмин Андрей Ланьков, власти Южной Кореи ведут мощную пропагандистскую кампанию, превознося резонансность саммита, — всячески «нагнетается позитив», при этом сама встреча представляется как начало великого перелома в отношениях Севера и Юга. Однако реальность пока далека от создающейся политтехнологами картинки, указывает эксперт.
Кукушка хвалит петуха

Вероятно, именно с такой «промоушен-кампанией» по итогам саммита связана и поддержка Сеулом идеи вручения Трампу «нобелевки». На совещании со своим аппаратом 30 апреля южнокорейский лидер Мун Чжэ Ин получил телеграмму от Ли Хи Хо, бывшей первой леди страны. Вдова президента Ким Дэ Чжуна поздравляла его с успешным завершением саммита и говорила о том, что считает его достойным Нобелевской премии. «На самом деле ее следует вручить президенту Трампу, а нам будет достаточно мира», — отреагировал южнокорейский лидер, слова которого приводит The New York Times.

Поддержку Муна можно объяснить, в частности, тем, что США сохраняют мощные рычаги воздействия, в том числе экономического, на Сеул и на возможности для прорыва в отношениях между Севером и Югом в целом, отмечает ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН Константин Асмолов. «Собственно, именно поэтому Мун отрабатывает тему денуклеаризации, позиционирует межкорейский саммит как ступеньку к саммиту Кима и Трампа, предлагает дать президенту США Нобелевскую премию мира (ибо это его мудрые санкции подтолкнули Север к сотрудничеству) и вообще представляет Сеул главным посредником между Пхеньяном и Вашингтоном, организатором их сближения», — полагает специалист.
Противоречивый номинант

Тем не менее возможность присуждения премии американскому лидеру выглядит настолько спорной, что даже американский консервативный Fox News признал: «Многие мирные активисты могут счесть [выдвижение Трампа на] эту награду противоречивой, указывая на жесткую риторику, которую Трамп использовал в отношении северокорейского диктатора Ким Чен Ына, которого он называл Ракетчиком и которого предупреждал о том, что тот идет по суицидальному пути». Правда, телеканал тут же сделал оговорку и сослался на сторонников Трампа, по мнению которых тактика президента «была частью своеобразной стратегии «мира через силу», которая оказалась успешной для президента Рональда Рейгана в его конфронтации с Советским Союзом».

Потенциальная возможность получения премии Трампом даже вдохновила колумниста The Washington Post Дану Милибэнка на написание шуточной нобелевской речи, с которой американский президент мог бы выступить на церемонии в Осло. «Я действовал прям очень умно, когда пошел на мир с Ракетчиком, — говорит «милибэнковский» Трамп. — Называя его толстым коротышкой и говоря о том, что я его полностью уничтожу своим огнем и яростью, исходящей из моей большой и мощной ядерной кнопки, я склонил его к переговорам. Он не отказался от своих ядерных вооружений, но согласился на то, чтобы перестать звать меня старым маразматиком. В ответ я согласился на него не нападать, а также отдал Северной Корее Калифорнию».
Проторенной тропой

В прошлом Нобелевской премии мира были удостоены четыре действующих и бывших американских лидера — Теодор Рузвельт (за посредничество в окончании Русско-японской войны), Вудро Вильсон (за создание Лиги Наций — неофициальной предшественницы ООН), Джимми Картер (в 2002 году он был отмечен за вклад в урегулирование конфликтов, в том числе за подписание мирного договора между Египтом и Израилем) и работавший в Белом доме до Трампа демократ Барак Обама. И если в первых трех случаях решения комитета были достаточно понятны и прозрачны, то получение награды первым чернокожим президентом Соединенных Штатов вызвало немало вопросов.

Как отмечал Нобелевский комитет, премию ему присудили за «экстраординарные усилия по укреплению международной дипломатии и сотрудничества между народами», а именно — «за его поддержку — словами и делами — видения мира, свободного от ядерного оружия». Впрочем, даже сами организаторы признавали, что отметили Обаму спустя всего восемь месяцев с начала его президентского срока — добиться за это время хоть сколько-нибудь значимых результатов в глобальных делах, по сути, нереально. Сам лауреат тоже говорил о понимании «значительных противоречий», которые возникли в связи с его награждением. Критики были не так аккуратны в выборе слов: например, консервативный комментатор Мишель Малкин прямо писала, что награду Обаме присудили «не за то, что он фактически сделал, а из-за символического значения тех дел, которые он может совершить когда-нибудь в очень неблизком будущем».
В хорошей компании

Впрочем, о вручении награды Трампу речь, конечно, пока не идет — конгрессмены номинировали его на премию 2019 года. Да и сам факт выдвижения кандидата не является гарантией победы — так, в этом году за Нобелевскую премию мира будут бороться свыше 300 претендентов.

Однако даже попадание в список номинантов для Трампа — это как минимум приятный эпизод в его финансовой и политической карьере, которая помимо успехов изобилует и самыми разнообразными скандалами, из-за которых его трудно считать достойным подражания примером. Впрочем, среди «выдвиженцев» на премию мира тоже не раз встречались личности по меньшей мере неоднозначные. Так, в 1917 году на награду номинировали Владимира Ленина — правда, Нобелевский комитет заявку отклонил. В число номинантов в разные годы попадали также Бенито Муссолини, Адольф Гитлер и Иосиф Сталин.

Кирилл Сенин, газета «Известия»