Пока на Западе частные военные компании зарабатывают деньги и служат инструментом для непрямого ведения политики, пока Китай вовсю создает военные госкорпорации для экспансии в Африке, Россия вновь идет своим путем.

Обсуждение частных военных компаний (ЧВК) и перспектив их легализации в России всякий раз принимает причудливые, порой даже абсурдные формы.

Полноценная экспертная дискуссия по фундаментальным вопросам, касающимся целей, перспектив, форм и методов использования ЧВК, соответствия подобной практики национальным интересам России, подменяется нездоровым ажиотажем.

Вот и на этот раз СМИ обсуждают, могла ли быть связана смерть известного в своем регионе журналиста Максима Бородина с тем, что среди его многочисленных публикаций несколько посвящены возможной смерти нескольких екатеринбуржцев, предположительно, бойцов так называемой ЧВК Вагнера.

Хотя специализировался Бородин на острых политических проблемах региона, писал о коррупции в Екатеринбурге и области, СМИ – на уровне заголовков – сделали свои выводы сразу. Типичный заголовок, на котором ловят хайп медиа и примкнувшие к ним общественники: «Погиб журналист, писавший о ЧВК Вагнера». Магическую связь между падением Бородина с балкона и его публикациями о погибших «вагнеровцах» успешно траслируют и зарубежные СМИ. Подключилась даже ОБСЕ в лице своего представителя.

А тут еще представители американской власти и лично президент Дональд Трамп решили вспомнить о столкновении 7 февраля американских военных с российскими «прокси-воинами», существование которых Москва официально отрицает.

С одной стороны, налицо скоординированность действий на информационном фронте. С другой – Трамп стремится доказать, что он не агент Кремля, показывает решимость и готовность давать отпор действиям коварных русских.

И уж тем более сомнительно, что целью кампании является торпедирование возможного принятия закона о ЧВК. Ведь и без всяких кампаний судьба всех законопроектов в этой сфере последние шесть лет одинакова.

В конце марта 2018 года появилась информация о том, что правительство РФ в очередной раз не поддержало законопроект о легализации ЧВК. Списать это на происки внешних врагов вряд ли получится: ведь отвергать такие законопроекты становится для российского правительства доброй и почти ежегодной традицией. Формулировки те же, что и в 2012, 2014, 2015 и 2016 годах: несоответствие законопроекта Конституции РФ.

Надо признать, что СМИ эту тему практически проигнорировали. А ведь еще в январе – феврале 2018 года после слов Сергея Лаврова принятие закона о ЧВК подавали чуть ли не как вопрос решенный, политики и аналитики ловили на обсуждении тот самый хайп, выпуская одну публикацию за другой.

Само собой, тему закона о ЧВК отодвинули на задний план отравление Скрипаля, введение новых санкций и погоня за ответом на вопрос «А начнется ли третья мировая война?» из-за мутных химических историй.

Вероятность легализации ЧВК действительно была высока, однако понимание, что закон принят не будет, пришло после публикации законопроекта, внесенного депутатами С. М. Мироновым, О. Н. Епифановой, М. В. Емельяновым и пр.

В той части текста, которая описывает процесс лицензирования, говорится, что за выдачу лицензии на осуществление частной военной и военно-охранной деятельности будет отвечать «федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке и реализации государственной политики, нормативно-правовому регулированию в области обороны».

Не надо быть знатоком российского законодательства и юридических формулировок, чтобы понять: речь идет о Министерстве обороны, за которым и предлагалось закрепить функцию лицензирования ЧВК.

Понятное дело, что, попытавшись делегировать эту функцию Министерству обороны, авторы заведомо заложили мину под свою инициативу: нельзя просто отдать такое важное дело одному из ведомств, оставив другие не у дел.

Почему раз за разом авторам законопроекта не приходит в голову создание межведомственной комиссии или иной организационной структуры, в которой были бы представители Министерства обороны, ФСБ, СВР, МВД и иже с ними? Вопрос остается открытым…

Опасения российского военно-политического руководства по поводу создания частных структур – пусть и под строгим государственным контролем – обострились после украинского Майдана. Но сейчас они стали актуальнее, в ситуации, когда американские санкции целенаправленно бьют по флагманам российского списка «Форбс», многие из которых вполне могли бы выступить в качестве учредителей будущих ЧВК.

Вряд ли санкционная атака со стороны уважаемых партнеров прибавляет богатым мира сего патриотизма и лояльности. А значит, возможность появления легальных «частных армий» в каком бы то ни было виде может являться, по мнению компетентных органов, нежелательной.

Хотя противники принятия закона о ЧВК в России из числа охранителей пока одерживают верх, ссылаясь, кроме прочего, на аморальность подобной практики и несовместимость ее с российскими реалиями, простой расчет и острая необходимость диктуют свои правила. И вот уже «отдельные, не имеющие отношения к российскому государству граждане» освобождают сирийские города, неся основное бремя наступательных операций в этой войне и позволяя отчитываться в официальной сводке только о потерях военнослужащих.

В начале марта 2018 года – в самый разгар информационной кампании в пользу законопроекта о ЧВК – в русской службе одного из влиятельных западных медиаресурсов появилось интервью бывшего сотрудника тамошних ЧВК, в котором он высказался в том ключе, что русские своими действиями в Сирии, по сути, изменили правила игры.

#{author}Имелся в виду опыт применения так называемой ЧВК Вагнера, сотрудники которой задействованы непосредственно при ведении боевых действий и для проведения полноценных наступательных операций в составе соединений, что абсолютно не свойственно западным ЧВК, выполняющим главным образом вспомогательные – но от того не менее важные – функции.

Мысль иностранного контрактора действительно заслуживает внимания.

Возвращение частной военной силы на историческую арену идет семимильными шагами, но со своими особенностями.

Пока на Западе ЧВК сами являются полноценным субъектом экономической деятельности, зарабатывают деньги (и немалые), а заодно и служат инструментом для непрямого ведения политики государства, пока Китай вовсю создает военные госкорпорации для тихой экспансии в Африке и других регионах мира, Россия вновь идет своим путем.

И вот уже простые русские воины, не имеющие официального статуса, но известные как «бойцы ЧВК», сами по себе форсируют Евфрат, осаждают и берут города, меняют облик войны и ее правила, но делают это по-прежнему без соответствующего закона.

Владимир Неелов, ВЗГЛЯД