Действительно ли лидер ИГИЛ на этот раз убит, и что будет после него?

Утром в пятницу пришло известие о том, что 28 мая близ сирийской Ракки убит лидер ИГ*, т.н. халиф Ибрагим Абу-Бакр аль-Багдади.

«По информации, которая проверяется по различным каналам, на совещании (по участникам которого был нанесен удар) присутствовал также лидер ИГ Ибрагим Абу-Бакр аль-Багдади, который в результате удара был уничтожен», — говорится в сообщении Минобороны РФ.

Сообщается, что сведения о предстоящем «сходняке» террористов, которые планировали обговорить маршруты выхода боевиков из города, российские военные получили в конце мая.

В результате операции, осуществленной Су-35 и Су-34, уничтожены другие главари группировки, среди которых «эмир» Ракки Абу аль-Хаджи аль-Мысри, Ибрагим Ан-Наеф аль-Хадж, контролировавший район от Ракки до Эс-Сухне, и «начальник службы безопасности» ИГ Сулейман Аль-Шауах, а также «около 30 полевых командиров среднего звена и до 300 боевиков их личной охраны».

Трудно сейчас говорить о том, насколько точна информация. Можно, конечно, судить по тому, подтвердит ли ИГ официально смерть своего лидера. Но даже если «халиф» мертв, его сторонники могут это скрыть, не говоря уж о том, что они могут сами этого банально не знать. А возможен еще вариант официального подтверждения для того, чтобы выживший аль-Багдади спокойно укрылся в какой-то третьей стране.

В таких случаях единственным стопроцентным доказательством может служить предъявленное тело. Учитывая предполагаемый характер повреждений, полученных в момент смерти (тело могло просто разорвать на куски), а также то, что прошло уже полмесяца, это маловероятно. Так что, даже если предположить, что «халиф» на сей раз действительно холоден, как могильная плита, доказать это будет непросто. Найдется немало скептиков, готовых поверить в его «воскрешение», что даст почву для спекуляций на его смерти и возможного появления двойников главаря ИГ.

Поводов усомниться в информации действительно немало. Достаточно сопоставить количество предыдущих сообщений о ликвидации аль-Багдади. Помните притчу про пастушонка, который кричал «Волки!»? Вот примерно так же и здесь. В последний раз о смерти «халифа» сообщала британская Daily Mail всего-то на прошлой неделе, 11 июня.

Ранее сообщалось, что лидер боевиков находился в иракском Мосуле, однако после начала операции по его освобождению смог покинуть осажденный город. Кстати именно в Мосуле он записывал свою «прощальную речь», призывая сторонников не сдавать город.

После этого были сообщения о том, что лидер ИГ был арестован при попытке прорваться из осажденного Мосула к сирийской границе и находится под стражей, однако в Пентагоне эту информацию опровергли.

В принципе, сообщения о смерти вполне можно вписывать в официальную биографию террориста — на целую страницу хватит.

​Другой известный террорист — Усама бен Ладен — тоже человек с интересной судьбой. На него также охотились спецслужбы в течение многих лет и долго не могли его ликвидировать. Впрочем, факт его ликвидации в мае 2011-го вовсе не является фактом. Как я уже писал выше, единственным доказательством может быть только демонстрация тела, желательно, еще и с экспертизой ДНК. А тело бен Ладена было американцами уничтожено и захоронено в море. Якобы для того, чтобы у его последователей не было места для паломничества.

Именно по той же причине неизвестно где было захоронено тело Каддафи. Впрочем, мертвого полковника до этого несколько дней выставляли на всеобщее обозрение, я уж не говорю об облетевших весь мир кадрах его убийства. А вот тела бен Ладена не видел никто, кроме тех, кто его непосредственно убивал и хоронил.

Кстати, с «Аль-Каидой» «новопреставленного» (возможно) лидера ИГИЛ связывает многое, хотя отношения с этой группировкой не всегда были безоблачными. Начнем с того, что ИГИЛ когда-то отделилась от «Аль-Каиды». Известно, что в 2005 году аль-Багдади был указан в отчёте разведки США как назначенец «Аль-Каиды» в городе Эль-Кайм в западной пустыне Ирака на границе с Сирией. С 2004 по 2014 год возглавляемая Абу-Бакром группировка являлась частью «Аль-Каиды».

15 октября 2006 года было заявлено о создании «Исламского государства Ирак» (ИГИ). Первым лидером ИГИ стал Абу Омар аль-Багдади, убитый в результате обстрела со стороны американо-иракских сил в 2010 году. Преемником его стал Ибрагим Аууад Ибрагим Али аль-Барди, который впоследствии взял себе имя Ибрагим Абу-Бакр аль-Багдади.

В апреле 2013 года боевики в качестве самостоятельной силы вступили в гражданскую войну в Сирии, и организация стала называться «Исламское государство Ирака и Сирии»*. Это обстоятельство привело к разрыву с «Аль-Каидой»*, руководство которой требовало от них вернуться в Ирак, поскольку единственным «законным представителем» «Аль-Каиды» в Сирии была объявлена «Джебхат ан-Нусра»*.

Впрочем, все эти склоки между террористами на практике оказались склоками исключительно между «брендами», финансируемыми разными структурами и странами. На деле все террористические группировки в Сирии оказались своего рода «сообщающимися сосудами»: боевики с легкостью переходили из одной группировки в другую, присягали более сильным лидерам.

По сути, разницы между «зелеными» и «черными» ни в идеологии, ни в методах борьбы нет никакой. Просто «зеленые» всегда были разрознены и нужны были спонсорам не столько для того, чтобы сместить режим Асада, сколько для того, чтобы поддерживать состояние перманентного хаоса, периодически воюя не только с правительственной армией, но и друг с другом.

«Черные» оказались несколько неожиданным вариантом даже для тех, кто их, по сути, создал и в течение многих лет снабжал деньгами и оружием. Скорее всего, никто просто представить не мог, до какой степени разрастется и каких успехов достигнет эта группировка.

В чем секрет такой популярности ИГИЛ в сравнении с другими группировками?

Секрет их успеха заключается в сочетании двух факторов, которые кажутся несовместимыми, если следовать элементарной логике, но именно нарушение этой самой логики, вызванное вторжением американцев в Ирак и дальнейшим перетряхиванием всего региона после «арабской весны», и дало совершенно потрясающий эффект.

Первый фактор — это военные Ирака, саддамовские генералы, которые составили основу военной машины ИГИЛ. Опять же несовместимость воспитанных при светском режиме офицеров, многие из которых учились еще в СССР, и мракобесной средневековой идеологии, в которой людям рубят головы, варят в кипятке, сжигают заживо, в которой женщин насильно одевают в никабы, а мужчинам запрещают курить, оказалась лишь внешней. Саддамовские генералы оказались крайне обижены тем, что сделали с их страной оккупанты после 2003 года. Для многих из них неожиданно набравший силу и провозгласивший борьбу с американским империализмом «Халифат» внезапно стал возможностью поквитаться за бездарное поражение в 2003-м, когда страна была на их глазах оккупирована в считаные дни и режим пал почти без единого выстрела.

Второй фактор — это сама идеология, которая при всем своем мракобесии может многим показаться привлекательной. Особенно для молодых людей с Ближнего Востока, лишенных денег, перспектив и надежд на будущее благодаря последствиям векового колониального гнета и нынешних геополитических игрищ Запада в регионе.

Зачем думать о том, как прокормить себя и найти денег на то, чтобы завести семью, когда можно стать шахидом и сразу попасть в рай к гуриям? Согласитесь, идеология примитивная, но она и привлекает своей примитивностью.

ИГИЛ, в отличие от других группировок, которые погрязли в склоках и не могли похвастаться реальными военными успехами, быстро из просто группировки или квазигосударства превратилась в модную «франшизу», приобщиться к которой стремились радикалы со всей планеты, устраивая «домашний джихад» в Европе, по месту жительства. Я это неоднократно указывал одной из причин захлестнувшей Европу в последние годы волны террора.

Многие ехали в «Халифат», он поглощал тех, кто хотел воевать, манил к себе романтиков. Я не утрирую, лично встречал людей типа левых убеждений, на полном серьезе симпатизировавших ИГИЛ, считая их «необольшевиками XXI века», единственной силой, противостоящей американскому империализму.

«Халифат» поглощал и оружие, которое Запад открыто или тайными путями поставлял боевикам в Сирию. Где-то захватывал, где-то якобы «подбирал» сброшенные другим группировкам с самолетов контейнеры, где-то и вовсе целые группировки, получив американское или саудовское оружие, целиком вместе с оружием переходили из «зеленых» в «черные», присягали Абу-Бакру.

Летом 2014 года группировка начала массированное и успешное наступление на северные и западные районы Ирака, были взяты Мосул, Тикрит, террористы вплотную подошли к Багдаду. Не менее успешным и стремительным было продвижение ИГИЛ в центральной и северной Сирии, однако именно там, в сирийском Курдистане, они впервые получили отпор. Длившаяся четыре месяца битва за Кобани для них стала Сталинградом, который считается началом перелома в войне.

Тогда же, летом 14-го, то ли до Запада начало доходить, какого джинна они выпустили из бутылки, то ли они решили продемонстрировать решимость борьбы с международным терроризмом (а пытаться записывать ИГИЛ в «умеренные» после публичной казни ими американского фотожурналиста Джеймса Фоли и сведений о беспределе, творимом «халифатчиками» по отношению к несуннитскому населению было уже невозможно), но как раз тогда началась т.н. операция «западной коалиции». В августе началась полномасштабная воздушная кампания.

Впрочем, мы знаем о том, что кампания эта была весьма и весьма странной. В том плане, что российские ВКС год спустя всего за несколько месяцев добились больших успехов, чем целая коалиция из почти 70 стран за год. Может, просто не хотели?

Если вы наберете в «Яндекс.Картинках» запрос «аль-Багдади, Маккейн», увидите интересные фото от 2013 года, где американский сенатор-русофоб встречается с представителями сирийской свободной армии. Каким-то образом (странно, не правда ли?) на фото оказывается не кто иной, как будущий «халиф», который тогда еще был просто лидером ИГИ (еще без Л). Спустя год американцы внезапно прозреют и объявят аль-Багдади «крестовый поход», правда, повторю, до вмешательства РФ — скорее виртуальный, направленный, в лучшем случае, на сдерживание (в данном случае равно — на продолжение и затягивание хаоса), чем на реальное уничтожение терроризма.

Впрочем, после вмешательства России, когда стало ясно, что свалить Асада уже точно не удастся, пришлось все-таки начать воевать по-взрослому. Разумеется, с ИГИЛ, а с кем же еще? Причем неожиданно воевать с ИГИЛ начали и американцы, и европейцы, и даже турки, до этого ничтоже сумняшись покупавшие у них украденную сирийскую нефть и пускавшие боевиков на свою территорию. В коалиции чисто формально участвовали и давние спонсоры боевиков — Саудовская Аравия и Катар, которые сегодня никак не могут поделить лавры главного спонсора мирового «джихада». В общем, все, кто так или иначе участвовал до этого в сирийской войне и внезапно почувствовал, что может оказаться без «заслуженного куска пирога», вынуждены были влезть в эти разборки с головой.

Для ИГИЛ тут важно не то, кто участвовал больше, а кто меньше, кто заберет себе более лакомые куски, а кто — менее. Для них важно, что против них действительно начали воевать все, как, впрочем, они и сами хотели, ведь «джихад» был против всех неверных. Однако реальность означает, что халифату конец. То, что начали курды, продолжили САА и российские ВКС, сегодня продолжают и завершают всем миром. Кто-то получил Пальмиру и газовые поля вокруг нее. Кто-то взял под контроль север Сирии, не позволив курдам сомкнуть кантоны, а кому-то достанется Ракка — столица «халифата».

Дни «халифата» в любом случае сочтены. Мосул — не важно, какой ценой — уже почти полностью зачищен. Ракка — считай, тоже, о чем красноречиво свидетельствуют тайные переговоры лидеров ИГИЛ о возможности выхода из города.

По большому счету уже не важно, жив ли Абу-Бакр аль-Багдади. Его присутствие или отсутствие на этой земле «халифат» уже не спасет, его судьба предрешена, и уже вовсю идет сражение за его наследие. Лидеры ИГИЛ теперь могут лишь торговаться за свою жизнь и свободу. ИГИЛ, конечно, никуда не денется, просто станет одной из группировок, скорее всего, постепенно рассосется по всему региону. Хотя, возможно, и останется в качестве франшизы, как была когда-то «Аль-Каида», благо «капитал» для этого наработан.

Лично меня намного больше волнует вопрос, что будет дальше с Сирией? И еще: как не допустить появления новой ИГИЛ?

Гражданская война в Сирии во многом была спровоцирована вмешательством иностранных держав. Возможно, если бы Асаду не выкручивали руки, ему удалось бы остановить войну на раннем этапе. Это не отменяет ошибок, допущенных Асадом в предыдущие годы, которые создали благодатную почву для гражданского конфликта, и того, что многие из них не исправлены до сих пор. Вопрос в том, что на примере Сирии мы видим, как иностранное вмешательство может привести не только к фактическому развалу страны, но и появлению на ее руинах таких уродливых явлений, как ИГИЛ.

На второй вопрос ответа нет в еще большей степени. Предотвратить появление на политической сцене новых Абу-Бакров нельзя, такие авантюристы рождались и будут рождаться. Вопрос в том, что необходимо нивелировать условия, ведущие к появлению «халифатов».

Что привело к появлению ИГИЛ? Главной причиной его появления стало не согласованное ни с кем в мире американо-британское вторжение в Ирак и убийство законного лидера. Согласитесь, при Саддаме, как к нему ни относиться, то, что происходит сейчас — и в страшном сне присниться не могло.

Изменилось что-то с тех пор? США перестали вторгаться в дела других стран? Нет же. Не успел избранный Трамп заявить о том, что он против таких вмешательств, как тут же нарушил слово в Сирии.

Вторая причина — финансовая поддержка салафитов со стороны союзника США в регионе — Саудовской Аравии и остальных суннитских монархий, открытый «коридор» для потока джихадистов в Ирак и Сирию через Турцию, который стал следствием политики «неоосманизма», проводимой Реджепом Эрдоганом.

Третья: суннитско–шиитское противостояние, которое подогревается Западом. Бездумно проведенные тем же Западом границы в своих бывших колониях, которые приводят к спорам и конфликтам.

Четвертая и, наверное, главная и вечная причина всех войн в истории: использование войны и вражды правящими классами для «перевода стрелок» у беднейших слоев населения. В постколониальный период на Ближнем Востоке образовалась фактически пороховая бочка: быстрый рост населения и как следствие — безработица, стремительное обнищание широких народных масс — все это создает идеальную почву распространения идей религиозного экстремизма среди молодёжи, дающего им простые ответы на сложные вопросы. Посмотрите, как живут шейхи нефтяных королевств и крестьяне в иракской или сирийской пустыне. Понятно, что классовую ненависть последних проще направить на иноверцев или людей иной национальности. Классика же.

К сожалению, все вышеописанные причины появления ИГИЛ никуда не делись. А это значит, что завтра новый ИГИЛ может возникнуть, причем, где угодно. Весь Ближний Восток — это идеальная почва для его возникновения.

А значит, будут и новые аль-Багдади, поверьте, они найдутся, если история делает запрос.

Недавнее уничтожение лидера ИГИЛ (если оно подтвердится), конечно, хороший имиджевый ход. Но бороться надо с причиной, а не со следствием. Конечно, это не значит, что со следствием бороться не нужно. Халифат должен быть добит и разгромлен окончательно, кто бы ни в стал во главе его.

*организация запрещена в РФ

Дмитрий Родионов, РенTV

Метки по теме: ; ; ; ; ;