Журналистика эпохи упадка, не обеспеченная золотым запасом прочных знаний, творческого вдохновения и осмысленного патриотизма должна уйти в прошлое

Хотите, открою небольшой «профессиональный секрет»? Никогда не берусь за перо, в смысле не сажусь за компьютер без того, что называется творческим вдохновением. То есть пока в голове не оформилось нечто особенное, о чем не написать, будучи журналистом, просто невозможно. Роскошь такой работы — по вдохновению, дорогого стоит. Особенно в сравнении с положением тех моих коллег, которые обязаны, по условиям своего контракта, независимо от наличия или отсутствия журналистского драйва, «выдавать на гора» и точно в срок определенное количество продукции.

Пишу об этих «двух больших разницах» потому, что очень часто вижу на страницах различных изданий печальные результаты такой работы из-под палки. Бессвязные, лишенные внутренней логики, кое-как сшитые из разнородных кусков «полотна», в которых бесполезно искать что-либо, кроме принуждения автора к сдаче в номер положенного количества знаков.

Типична в этом смысле возникшая сегодня с утра в одном из местных изданий статья ни о чем, под крикливо-паническим заголовком «При попадании в плен российские летчики готовятся только к смерти». Не хочу даже называть источник, настолько подобное «творчество» ныне типично и стереотипно.

Про «основную мысль» автора даже говорить неудобно. Потому что он сам себе противоречит. С одной стороны, вроде бы, переживает за то, что пленение современных российских военнослужащих никак документально не регламентировано. И поэтому они, дескать, вынуждены «готовиться к смерти». С другой стороны, тут же пишет, что в Российской   армии существуют уставные требования о поведении в плену. И, кроме того, признает автор, действуют и международные конвенции о статусе военнопленных, которые все страны обязаны соблюдать.

Тогда в чем проблема, позволю себе спросить? Оказывается в том, что боевики-террористы в Сирии никаких конвенций не соблюдают и при попадании российского военного к ним в руки, ему грозит неминуемая и мучительная смерть.

И это действительно так. Непонятно только – при чем тут отсутствие в российской армии подробных «инструкций о поведении в плену», на необходимости которых так настаивает автор этой статьи? Он что всерьез думает, что они как-то помогут людям, попавшим в плен к бандитам-беспредельщикам, главное отличие которых именно в том, что они вообще никаких законов не признают? А если нет, то тогда из-за чего весь сыр-бор? Зачем писать статьи ни о чем?

В одном автору этой писанины нельзя отказать — он последователен в своей нелогичности. По его словам, нынешние российские военнослужащие практически также юридически беззащитны в условиях плена, как и советские в период второй мировой войны. Не говоря уже про то, что кроме примера с совершенно бандитским поведением террористов в Сирии, которым вообще никакие законы не писаны, у него под рукой просто ничего нет, он тут же сам себе противоречит и в отношении фактов истории. Потому что нельзя одновременно утверждать прямо противоположные вещи. Сначала подозревать во всех бедах наших военнопленных «кровавый советский режим»:

Сотни тысяч и миллионы пленных советских солдат — таков был итог первых недель Великой Отечественной. Судьба большей части советских военнопленных сложилась трагически — возможно, в том числе потому, как относилось к ним само советское государство.

А затем непринужденно опровергать собственный домысел, прямо указывая на то, что Советское правительство здесь не при чем:

Общеизвестно, что фашисты объясняли (в том числе на Нюрнбергском трибунале) свое бесчеловечное обращение с советскими военнопленными тем, что СССР не ратифицировал Женевскую конвенцию 1929 года – которая и устанавливала на тот момент правила нахождения солдат и офицеров в плену. Понятно, что истинная причина разницы в подходах гитлеровцев к нашим, и например, к британским военнопленным – в нацистской расовой теории, причислившей народы Советского Союза к «недочеловекам». Ведь Германия то эту конвенцию подписала — а значит, в отличие от России, приняла на себя соответствующие обязательства.

Ну, во-первых, не Россия, а Советский Союз – так называлось в то время наше государство. Во-вторых, автор сам признает, что всему виной был не СССР, а человеконенавистническая нацистская расовая теория, которая обрекала славянских «недочеловеков» на смерть. Тогда чего стоят его домыслы о якобы неправильном поведении Советской власти? Вполне очевидно, что при любом отношении того же Сталина к проблеме наших военнопленных, их судьба все равно была бы трагической. Просто в силу того, что нацисты по степени своего презрения к гуманизму и к международным законам вполне сравнимы с нынешним бандитским ИГИЛ (структура запрещена в РФ – ред.). И, в-третьих — сколько можно бездумно повторять одни и те же зады еще гитлеровской военной пропаганды о том, как наши предки не умели воевать и миллионами сдавались в плен?

Откуда, например, автор взял цифру о количестве наших пленных в боях под Киевом?

Крупнейшее окружение в мировой истории войн поставило печальный «рекорд» и по количеству советских военнопленных. В плен попало свыше 600 тысяч наших солдат.

Он что – всерьез думает, что эту цифру опубликовала тогда газета «Правда»? Или, может быть, она взята из советских военных архивов, которые, особенно в части военных потерь, засекречены до сих пор? А если бы даже они были полностью открыты, кто вообще с нашей стороны мог подсчитать количество попавших в плен бойцов и командиров, если дело было в окружении, где даже командующий Юго-западным фронтом генерал-полковник Михаил Кирпонос погиб при до сих пор точно не выясненных обстоятельствах?

То есть, любому здравомыслящему человеку совершенно очевидно, что единственным источником этой «рекордной» цифры количества советских пленных могло быть только министерство пропаганды гитлеровского Третьего рейха. А нацисты, особенно из ведомства Геббельса, были отнюдь не дураки как следует приврать. Даже в разы. А наши писатели и через 70 с лишним лет несут ту же пургу и вешают на уши ту же лапшу, как бесспорный исторический факт!

Ровно то же самое касается и «официальной», как утверждает автор, цифры общего количества наших военнопленных – 4 миллиона 559 тысяч бойцов Красной армии. Сегодня уже хорошо известно – как «вычислялась» эта общая цифра. Грубо говоря, по системе «три П» — пол, палец, потолок.

Сами посудите – кто и что мог там подсчитать, если в большинстве случаев летом 1941 года наши войска несли наибольшие потери в окружениях – в отрыве от своего верховного командования? Сколько там попало в плен, а сколько геройски погибло, кроме господа Бога, не знает никто. Пропадали бесследно целые дивизии и даже армии! Что касается умопомрачительных немецких цифр, то следует помнить, что нигде так не врут, как при игре в карты и на войне.

А что касается того, как на самом деле сражались наши бойцы в том же сорок первом году и как они якобы «пачками сдавались в плен», то об этом писали те же немцы. Только уже после войны, когда у них отпала необходимость врать для поднятия боевого духа:

Поведение русских войск даже в первых боях находилось в поразительном контрасте с поведением поляков и западных союзников при поражении. Даже в окружении русские продолжали упорные бои. Помогала им огромная территория страны с лесами и болотами… Наши моторизованные войска вели бои вдоль дорог или вблизи от них. А там, где дорог не было, русские в большинстве случаев оставались недосягаемыми. Вот почему русские зачастую выходили из окружения. Целыми колоннами их войска ночью двигались по лесам на восток. Они всегда пытались прорваться на восток, поэтому в восточную часть кольца окружения обычно высылались наиболее боеспособные войска, как правило, танковые. И все-таки наше окружение русских редко бывало успешным.

Гюнтер Блюментрит, генерал пехоты, в 1941 г. – начальник оперативного отдела 4-й полевой армии вермахта

Мораль из всего вышесказанного очень простая. Пора нашему брату журналисту заканчивать с привычным уже униженным самобичеванием на исторические и военные темы. Пора перестать гнать пургу и вешать лапшу только потому, что к обеду надо обязательно что-нибудь сочинить. И еще одно совсем маленькое пожелание. Если вы считаете себя настоящим журналистом, прежде чем что-нибудь написать – попытайтесь «поймать кураж», ощутить «драйв», или просто обрести вдохновение. И тогда вам самому станет противно шить белыми нитками заведомую чепуху.

Юрий Селиванов, специально для News Front