Даже нет особого смысла слушать, что руководители нации несут в годовщину трагедии на Чернобыльской АЭС. До и.о. министра здравоохранения Ульяны Супрун им все равно далеко

Благодаря «Фейсбуку» Ульяны я наконец-то научился правильно здороваться с женщинами и чистить зубы. Пора уже Супрун ехать в Армению, передавать свежей «постмайданной» стране своей передовой опыт. Но, тем не менее, главком нации в промежутке между объединением церквей в религиозный холдинг своего имени тоже отжег в «Фейсбуке».

Пишет, что Чернобыльская зона, где каждое лето горят абсолютно нерадиоактивные леса, должна стать местом «новых прогрессивных технологий, территорией изменений». Короче, зона решительных реформ. Люто и безоговорочно поддерживаю данную полезную инициативу. Надо создать в Чернобыле собственную «силиконо-плутониевую долину», куда переселить всех айтишников, которые, как утверждает Гройсман, непрерывно размножаются, обеспечивая двадцатипроцентный рост IT-индустрии.

Целебное воздействие низкого уровня радиации, о котором пока еще не написала Супрун, позволит им настойчиво овладевать языком программирования «Питон» и развивать разнообразные стартапы. Здесь действительно созданы все условия для творчества в формате реформ. Самый большой в Европе могильник в виде хранилища для отработанных ядерных отходов. Чистейшие речки, в которых водятся прекрасные двухголовые сомы. Возможно, про сомов врут. Но апокалиптический вид зоны отчуждения давно привлекает в Чернобыль сталкеров со всего мира. Польские экстремалы даже запустили легендарное «чертово колесо», которое стало одним из символов зоны. Как и символом Подола, где Виталий Кличко соорудил такое же, только белое. Оно (колесо) теперь вращается над «пешеходной зоной», которая стала почти безлюдной. Виталик же хотел сделать Подол «визитной карточкой столицы», «излюбленным местом отдыха гостей, туристов, трансгендеров и киевлян». Перекрыл движение транспорта, наставил всюду аутентичные бетонные блоки, способные выдержать циничное нападение российских танков. Результат превзошел все ожидания: из-за отсутствия посетителей стали массово закрываться многочисленные рестораны и кафешки. Народ почему-то стал объезжать Подол стороной. Возникла отличная «зона реформ» в центре Киева.

Чернобыль тоже должен стать символом возрождения нации. Здесь весело потрескивают счетчики Гейгера, и можно смело заниматься разнообразными инновациями, ставить интересные эксперименты над людьми. Можно организовать курсы интенсивного обучения атомщиков нового поколения, не обремененных излишком знаний, как это было характерно для «савецкой» системы обучения. Пусть будущие операторы передовых европейских блоков с самого начала обучения привыкают к радиации. Это очень полезный навык. Нет, вы не подумайте ничего плохого: никаких чрезвычайных происшествий в атомной отрасли у нас не было. Так, по мелочи… То кот в щитовой насрет, то реакторы начнут «отрыгивать» сверхсовременное американское топливо. Но ничего, привыкнут. Не для того мы добывали независимость, чтобы зависеть от российских топливных сборок. Ведь в чем секрет успешности наших ядерных блоков? В постоянном продлении их ресурса. Очень сложный и ответственный процесс. Приезжает специальная комиссия, все анализирует, щупает реактор и уезжает полностью удовлетворенная. Реакторы признаются годными. Как в военкомате. Ты можешь быть хоть плоскостопым хомячком, но это тебя не освобождает от почетной обязанности отражать гибридную агрессию в зоне антитеррористической операции. Опять зона. Вся нация густо ими усыпана.

Что еще можно замутить в Чернобыле, кроме решительных реформ и «прогрессивных технологий»? Вариантов бесконечно много. Там можно выращивать новое поколение активистов и борцов с коррупцией. Проводить тренинги по толерантному отношению к ЛГБТ-сообществу, эксперименты по объединению различных религиозных конфессий в единое целое под эгидой Петра Алексеевича.

Пришло время осваивать зону, покрывать ее развитой сетью гиперлупов. Опять же, грибы в Чернобыле просто чудесные! Если уж пошла речь об инновациях, то Минздрав должен составить рекомендации по сбору нового поколения грибов, выросших и мутировавших в зоне. Они, безусловно, оказывают приятное и местами целебное воздействие на психосоматику реформаторов. Та же Ульяна, судя по всему, не слазит с этой грибной темы. И о хабах не забывайте. Пришло время превратить четвертый реактор в «межконтинентальный транспортный хаб». Даже не спрашивайте меня, что это значит. Виталик гораздо лучше разбирается в подобных нюансах. Он уже реализовал проект «Умный город». Любая остановка в Киеве на порядок опережает его в развитии интеллекта. Поэтому хабу в Чернобыле быть. Косяком пойдут лоу-косты, и «ИКЕА» вместе со «Старбаксом» откроют свои представительства именно в символе обновленной нации – в зоне безусловного отчуждения.

Очень много скрытых смыслов заложено в праздновании годовщины трагедии на ЧАЭС. Позитивные и зажигательные посты Порошенко, Гройсмана и секретаря Совбеза Турчинова позволяют по-иному взглянуть на это событие. Радиация и мутации должны быть поставлены на службу Украине, что поможет ей выстоять в условиях гибридной агрессии РФ. Конечно, многие очкуют, когда вспоминают о работающих атомных блоках в Украине. Ответственно заявляю: бояться нечего. Это все кремлевская пропаганда. И лучший тому пример – зона безусловного отчуждения под Чернобылем, которая скоро станет символом «украинских инноваций» и «развития технологий».

Александр Зубченко, «Антифашист»